<<
>>

Смысл жизни и талант (особенности мотивацииталантливого подростка)*

Проблема таланта связана с самоутверждением личности, и уже от-сюда понятна ее особая острота. Важен уровень притязаний: насколько личность готова сама за себя отвечать, претендует ли на некую особую избранность.

В зависимости от уровня притязаний занимается та или иная позиция по вопросу и о происхождении таланта: «дар» Господа Бога, «дар» природы, некое прижизненно возникающее образование... Данные науки - скорее источник аргументов в пользу того или иного из этих трех решений. Спор о божественном, биологическом или социальном проис-хождении таланта - безысходен. Ибо на самом деле, рискну утверждать, главным образом волнует непосредственно каждого лично касающийся вопрос: а насколько я сам талантлив? И зависит ли от меня моя талантли-вость - хоть в малейшей степени? И есть ли связь между моей талантли-

* Работа выполнена в рамках конкурсной программы РГНФ № 02-06-0258а.

139

востью и человечностью? И должна ли вообще присутствовать эта связь? Ответ же на вопрос о происхождении таланта выбирается в зависимости от ответа на эти, более важные для самооценки, вопросы.

Одни обосновывают высокий уровень притязаний (не только свой собственный), а другие - оправдывают низкий (свой или «за всех» -мол, отстаньте, предоставьте каждому право «быть самим собой», ины-ми словами - право НЕ развиваться). Апология «бездарности» означа-ет перекладывание ответственности за талантливость или бесталанность то ли на Бога, то ли на природу. Это - низкий уровень притязаний. Высокий же уровень предполагает тот или иной вариант ответственности за собственную талантливость.

Нет, мы ни в коем случае не отвергаем возможность объективно-научного исследования проблемы, что такое талант и откуда он берет-ся. Мир, конечно же, познаваем, в том числе познаваем и талант. Од-нако спокойное исследование таланта может быть очень осложнено острой личной заинтересованностью в результатах этого исследования.

Осложняется беспокойством, талантлив ли я, и если нет, то на кого или на что за это обижаться; если же да, то благодаря кому или чему.

Бесспорна связь таланта с какой-либо деятельностью. Талантливы -всегда кчему-то, в чем-то. В танце. В стихосложении. В пении. В математике. В теоретической рефлексии...

Нас немедленно радостно перебивают: а разве деятельность осуще-ствима без участия тех или иных органов тела? А коли нет, тут же сводят все к генам или даже к Богу. И, например, Э.В. Ильенкову (1974) приходится втолковывать элементарное: спрашивают не о том, как устроены ноги, способные ходить, а о том, что такое ходьба. Не о том, как устроен мозг, а о том, что такое мышление как деятельность, без мозга, само собой, неосуществимая. Речь не об устройстве голосовых связок, а о деятельности пения. Петь можно и руками - у глухих фестивали проходят по жестовому пению... Как раз подмена одного вопро-са другим, вопроса «что такое» та или иная функция - вопросом об устройстве необходимых для ее осуществления органов, - эта посто-янная подмена и осложняет объективное научное исследование проб-лемы таланта. Начинается топтание на месте вокруг да около того, без каких органов обойтись или не обойтись... А дело не в этом. Танцевать можно и на инвалидной коляске, хотя, кто же спорит, лучше твердо стоять на здоровых и крепких ногах...

Талант - это развитая способность к той или иной деятельности, эффективный способ ее выполнения. Пока подчеркиваем только эту связь: талант и деятельность. Без организма, бесспорно, действовать нельзя. Но действовать можно по-разному. Талантливо - или...

Способности - это умения, которым можно научиться. Это выпол-нение той или иной деятельности тем или иным способом, которым,

140

разумеется, необходимо овладеть. В курсе лекций. Б.М. Бим-Бад (2002) дает такую формулировку: «...Процесс приобретения способностей, то есть овладение способами деятельности».

Талантливыми становятся в процессе научения, овладения теми или иными способами достижения тех или иных целей.

Научение - это процесс овладения культурой, механизм ее наследования благодаря личным усилиям, которые делают каждого из нас соавторами культу-ры человечества. Разумеется, не все равно, что за деятельность. Есть культура, а есть антикультура. Говорят: «Такую бы энергию - да на доброе». Как-то не звучит - «талантливый преступник». Ловкий, ко-варный, жестокий, хитрый, вероломный, подлый - но не талантли-вый. В основе таланта должна быть человечность, иначе таланта не бу-дет. Будет что-то другое - некая антикультурная изощренность...

А как же талантливые ученые, благодаря исследованиям которых стало возможным создание разнообразных средств массового уничтоже-ния? Они талантливо познавали законы природы. Талантливо добыва-ли знания, которые можно было применить и в мирных целях. И толь-ко такое применение знаний совместимо с понятием таланта.

Талант осмысливает жизнь - наполняет ее смыслом, делает, соб-ственно, жизнью - в отличие от прозябания, бессмысленного, бесцельного существования. Смысл жизни человека в том, чтобы состо-яться человеком. То есть научиться по-человечески - нравственно, от-ветственно - относиться и к самому себе, и к другим. И смысл, и цель жизни каждого из нас - мы сами, поскольку живем, а не прозябаем; поскольку - люди, а не животные или нелюди (преступники всевоз-можных калибров). Талант создает мотивацию постоянного восхождения к вершине жизни - к акме. Как написал мне один мальчик: «Жизнь торчит, волосы не причесаны - в-п-е-р-е-д».

О таланте говорят, когда оценивают мастерство. Талантливый чело-век - мастер своего дела. И отсюда тоже протягивается ниточка к смыс-лу жизни, к превращению существования - в жизнь: существование осмысливается, обретает смысл через творчество, мастерство. В порядке частного, одного из многих возможных, определений можно сформу-лировать и так: жить - значит проявлять мастерство в том или ином творчестве; не иметь такой возможности - значит прозябать, а не жить. Протягивается ниточка и к акме: творить на уровне мастерства - значит творить на вершине, пределе возможностей.

Поскольку так понимаемая вершина не достигается здесь и сейчас - мы не живем, а прозябаем. Есть смысл усомниться в наличии смысла жизни у халтурщика...

Уровня мастерства, вершинного уровня в творчестве надо еще дос-тичь, добиться. На это обычно уходит много времени. А до тех пор, что же - неталантливый? То есть бездарный? Талантливым мастером когда-то еще станет, а сейчас? А сейчас - талантливый ученик. Мастер учить-

141

ся увлеченно, с удовольствием, поистине вдохновенно. Вот именно -вдохновенно. Ибо тут не обойтись без вдохновителя. И этим вдохновите-лем является близкий взрослый.

У состоявшегося мастера и ученика мотивация творчества несколько разная. Для состоявшегося мастера его творчество может быть самоценным. Смысл творчества - в самом творчестве. Ученику такую мотивацию надо еще у себя сформировать. Сначала он работает для учителя - ради оценки учителем его скромного труда. Этой оценкой и вдохновляется на творчес-кие подвиги, или наоборот, желание совершать эти подвиги пропадает после слишком уж холодного душа, полученного от учителя... А кого-то именно холодный душ и может раззадорить... Тут все неоднозначно. Во всяком случае, можно как перехвалить, так и недохвалить. Это банальная констатация, но из нее следует, что учеба для ученика еще не стала самостоятельной ценностью. Он работает не для себя, а для мастера-учи-теля. И лишь постепенно, по мере овладения мастерством, начинает учиться для себя.

Итак, о таланте мы говорим в связи с той или иной человечно ориен-тированной деятельностью, осуществляемой на уровне мастерства - на вершине, пределе возможностей мастера. Существование мастера благо-даря этой его деятельности превращается в осмысленную, целесообраз-ную, целеустремленную, планомерную жизнь. Как в работе «Человек и мир» писал С.Л. Рубинштейн: «Жизнь - это срочное обязательство, срок истечения которого неизвестен». У существования, бессмысленного про-зябания нет обязательств. Обязательства, а с ними замысел и план вы-полнения, характеризуют жизнь (все с той же оговоркой - если творчес-кая энергия используется «в мирных целях», во благо, а не во зло).

Талант-ливым мастером надо стать. Для этого раньше надо быть талантливым учеником. А талантливые ученики откуда берутся? Все-таки рождаются такими? Природа-матушка и/или Господь Бог все-таки тут не совсем ни при чем? Состояние тела, разумеется, никогда не может быть безразлич-но для личности, рабочим инструментом которой оно является. Личность возникает в процессе овладения этим рабочим инструментом - и опред-мечивается в нем, делая тело культурным объектом, с которым она себя может и отождествлять: данный культурный объект - мое тело, способное осуществлять такую-то и такую-то культурную деятельность, - и есть я.

«В социальных институтах и в материальном производстве воплощены дух, идеи, мышление, все продуктивные психические способности лю-дей, - пишет Б.М. Бим-Бад (2002), - воспитывающие воздействия на каждого растущего человека оказывают все формы жизни - религия, политика, искусство, наука. Трудовая деятельность, материальные усло-вия. Обычаи, нравы, традиции Множество признаков свойственно всем людям без единого исключения потому только, что они люди и живут среди людей. Это - способность развиваться и изменяться. Это - борьба

142

за существование и самоутверждение. Способы того и другого самые раз-ные, но сама эта деятельность абсолютно неизбывна в каждом человеке. Сущность человека - в непрерывном распредмечивании и опредмечива-нии культурных объектов. Опредмечиваясь, человек развивает свои сущ-ностные силы. Он совершенствуется. Каждый новый жилец земли нужда-ется в прививке культуры, в огранке своих способностей. Прививка куль-туры природному дичку-человеку осуществляется в ходе научения и благодаря ему. Необходимость инкультурации предопределена невозмож-ностью культурной преемственности по механизмам биологического на-следования».

Превращение собственного тела в культурный объект - инкульту-рация - происходит с момента рождения. И чрезвычайно, решающим образом важно, как складываются отношения с другими живыми куль-турными объектами - окружающими людьми.

Иными словами, как пишет Ильенков (1991), происходит вступление индивида в ансамбль человеческих отношений, и важно, как индивид в этом ансамбле осваивается. Нужен ли индивид кому-либо или нет? Любят его или нет? Радуется ли кто-то его достижениям, огорчается ли при неудачах, или его действия окружающим безразличны? В ансамбле отношений все -способ общения, обращения. Термин «обращение» в данном контексте заимствован у Ф.Т. Михайлова (2001). И этот ансамбль то ли вдохновляет на личностный рост, ускоряет и обогащает процесс инкультура-ции, - то ли сдерживает, расхолаживает, препятствует...

Фундаментальное обстоятельство: мы с самого рождения делаем что-либо не столько для себя, сколько для других. Со всеми своими действиями мы обращаемся, адресуемся вовне. И не к кому придется, а прежде всего к близкому взрослому - тому, кто для нас особо зна-чим и авторитетен. От него ждем оценок: Ну, как получается? И если не встречаем заинтересованности в наших усилиях со стороны близко-го взрослого, готовы эти усилия в конце концов прекратить: чего... пардон, кого ради стараться-то?

Почему так получается: в младших классах учился хорошо, а потом пошли сплошные двойки? Был талантливым учеником, все премудро-сти схватывал на лету, и вдруг - отвращение к школе, бунт, нежела-ние и отказ учиться, отбывание номера на уроках, как некой повин-ности... Был бесспорно талантливым учеником - и вдруг стал бездар-ным. Куда весь ученический талант подевался? В то же время на летних каникулах, в каком-нибудь лагерном кружке сам напрашивается: «На-учите меня!» И учится с жадностью, с удовольствием. В течение учеб-ного года - в творческом коллективе, в спортивной секции - уча-ствует во всем азартно, рвется туда из дому... Руководители коллекти-вов, секций не нахвалятся... А в школе - безысходная скука, полное безразличие - скорее бы повинность кончилась... Почему?

143

Позволю себе процитировать собственный лагерный дневник:

«Беседовал позавчера с девочкой. Разговор зашел о студии, куда она ходит. Почему именно туда? Интересно. Но сейчас перестала ходить. Что же случилось? Руководитель выходит замуж. Ну и что? Разве студия пере-стала существовать? Нет, там другой руководитель, который девочке не нравится... С сентября девочка будет искать другую студию. Точнее - дру-гого руководителя, который смог бы стать для нее близким взрослым. Не найдет - на том творчество и заглохнет, скорее всего...

Кажется, наибольшие шансы стать для ребят близкими взрослыми -у педагогов сферы дополнительного образования: руководителей всевоз-можных студий, кружков, спортивных секций, творческих коллективов... Эти организации открыты на вход и выход, не нравится - никто не вправе заставить ребенка. В школе - как в мышеловке: туда - пожалуй-ста, оттуда - ни-ни. Там - обязаловка. И уже одно это отталкивает, вну-шает отвращение, снижает шансы школьных педагогов стать для ребят близкими взрослыми».

Спрашиваю мальчика: почему ты не хочешь учиться в школе, а у меня все с первого раза схватываешь? Потому что ты учил, - отвечает. Вот ведь привереды, не все им равно, кто их учит...

Никуда не делся ученический талант. Как только появится ради кого стараться - он снова проявляется. Чтобы начать работать для себя - мо-тивационный акцент должен сдвинуться с близкого взрослого на сам предмет общения, на данный пласт культуры... Тогда останется в студии и с новым руководителем, притерпится как-нибудь, а глядишь, и новый станет близким взрослым. Или будет продолжать заниматься самостоя-тельно... Это уже будет другой тип мотивации, преобладающий у мастеров.

Надо держаться зубами за школу, в которой ребенок учится успешно. Это прежде всего значит, что там кто-то из учителей, а то и несколько, сумели стать для него близкими взрослыми. От них нельзя отрывать -возможна тяжкая психотравма. Из бесед с родителями знаю, что в ны-нешних условиях очень часто детей переводят в другие школы просто потому, что платить дорого, не по карману... Подумаешь, если хорошо учился тут, все будет нормально и там. Но тут-то и ошибка, страшное по своим последствиям заблуждение: там, на новом месте, учиться не для кого. И начинаются непонятные родителям огорчительные явления: двойки, слезы, нежелание ходить в школу, выкрики: Не хочу учиться! Хочет, очень хочет на самом-то деле, да было бы для кого! А это значит: было бы у кого. Если не для кого - то и не у кого. И нечему.

Да ученику еще объясняют: учеба - твоя главная обязанность перед обществом, ты должен учиться для самого себя, именно тебе это всего нужнее, потому что речь идет о твоей судьбе, без образования ты не сможешь прожить в обществе... Беда в том, что если учитель не стал близ-ким взрослым, учеба сама по себе ученику совершенно не нужна. Она превращается в монолог в пустоту, в пламенную речь перед пустым за-

144

лом... Не с кем по ее поводу по-настоящему, неформально - общаться. Вызовут - не вызовут сегодня? Спросят - не спросят про домашнее задание? Если нет - лучше поиграть в футбол... Но в классе слишком много народу, чтобы чувствовать себя заметным и интересным для всех остальных. Слишком много народу, чтобы в классном ансамбле отноше-ний стать личностью достаточно заметного масштаба. Достаточно для са-моуважения. Достаточно для того, чтобы убедиться: есть к кому обращать-ся со своими усилиями. (Проблему масштабирования личности остро ста-вит в своих педагогических эссе Ю.М. Устинов (1998).)

Проблема наполняемости классов - меньше всего арифметическая проблема деления общего количества учеников на наличное количе-ство классных комнат. Проблема наполняемости классов как психоло-гическая проблема очень сложна. Это прежде всего проблема душевно-го комфорта/дискомфорта. И для учителя, и для учеников. Единствен-но верного решения этой проблемы для всех случаев просто быть не может. Слишком много или слишком мало... От чего это «слишком» зависит? Одно и то же количество может оказаться и слишком (в ту или иную сторону), и - в самый раз... Тут требуется сущая психолого-педагогическая алхимия, и что - в самый раз, а что - слишком много или мало, - можно решить лишь для данного единичного случая, в данной единичной ситуации. Никак не для всех и не раз навсегда.

А как же уединенный труд души - процесс, в котором происходит саморазвитие, самотворчество, самосозидание личности? До него еще надо дорасти. Он требует взрослого типа творческой мотивации, стойкого интереса к самому творчеству. Уединенный труд души может на-чаться довольно рано - в случае, например, если приходится учиться на дому (при экстернате, при тяжелой болезни, инвалидности...). И уединенный труд души все-таки тоже предполагает существование близ-кого взрослого - того, кому хочется показать результаты уединенного труда. Однако самостоятельная работа увлекает и сама по себе, так что начинаешь выполнять ее и действительно для себя, постепенно стано-вясь зрелым мастером в данной области - вырабатывая в себе талант.

Можно принудить... Но таланты из-под палки не растут. И к дубин-ке двойки в конце концов можно притерпеться, стать нечувствитель-ным... или начать реагировать на нее невротически, панически бояться ее - схлопотать психическое расстройство. Такие последствия уже и близкий взрослый, если он когда-нибудь появится, не скоро сможет нейтрализовать. Если вообще сможет. И понадобится уже не столько учитель, сколько врач...

Итак, талант - это функция нормального, здорового ансамбля отно-шений, в котором есть кому поддержать саморазвивающие усилия инди-вида - и, следовательно, есть для кого эти усилия предпринимать, есть кому их адресовать. В здоровом ансамбле отношений возникает и расцве-тает сначала ученический талант - способность быстро, нередко с пер-

145

вого предъявления, овладевать теми или иными пластами культуры. Эта способность предполагает прежде всего полное доверие к учителю. Учени-ческий талант - функция любви со стороны вдохновителя, близкого взрос-лого, и функция полного, безбоязненного доверия - со стороны учени-ка. Доверяя учителю, ученик доверяется и себе самому - не боится оши-бок или перестает их бояться.

<< | >>
Источник: А.А. Бодалев, Г.А. Вайзер, Н.А. Карповой, В.Э.Чуковский. 2004

Еще по теме Смысл жизни и талант (особенности мотивацииталантливого подростка)*:

  1. Смысл жизни и талант (особенности мотивацииталантливого подростка)*
- Акушерство и гинекология - Анатомия - Андрология - Биология - Болезни уха, горла и носа - Валеология - Ветеринария - Внутренние болезни - Военно-полевая медицина - Восстановительная медицина - Гастроэнтерология и гепатология - Гематология - Геронтология, гериатрия - Гигиена и санэпидконтроль - Дерматология - Диетология - Здравоохранение - Иммунология и аллергология - Интенсивная терапия, анестезиология и реанимация - Инфекционные заболевания - Информационные технологии в медицине - История медицины - Кардиология - Клинические методы диагностики - Кожные и венерические болезни - Комплементарная медицина - Лучевая диагностика, лучевая терапия - Маммология - Медицина катастроф - Медицинская паразитология - Медицинская этика - Медицинские приборы - Медицинское право - Наследственные болезни - Неврология и нейрохирургия - Нефрология - Онкология - Организация системы здравоохранения - Оториноларингология - Офтальмология - Патофизиология - Педиатрия - Приборы медицинского назначения - Психиатрия - Психология - Пульмонология - Стоматология - Судебная медицина - Токсикология - Травматология - Фармакология и фармацевтика - Физиология - Фтизиатрия - Хирургия - Эмбриология и гистология - Эпидемиология -