<<
>>

ПСИХИАТРИЯ

Психиатрия (psyche – «душа», iatreia – «лечение») – область клинической медицины, изучающая патологию, этиологию, патогенез психики; диагностику, профилактику психических заболеваний; виды организации психиатрической помощи, экспертизы; социальное устройство и правовое положение психически больных.

Востребованность психиатрии остается высокой, что связано с наличием людей, нуждающихся в психиатрической помощи. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), к началу 90-х годов XX века на Земле страдало от болезней и расстройств психики примерно 500 млн человек. Из них: неврозы – 155 млн, психическая заторможенность – 120 млн, расстройства депрессивного типа – 100 млн, серьезные психические заболевания – 52 млн, слабоумие – 16 млн. В России число только учтенных больных с психическими расстройствами (без наркологических) равно 3,95 млн человек (Человек. 2002. № 6. С.25). Специалисты считают, что к этому нужно добавить людей, страдающих функциональными психическими расстройствами. Поэтому общее число граждан, страдающих психическими отклонениями, будет превышать 5 млн человек.

Среди клинических медицинских дисциплин психиатрия является наиболее социальной по своему предмету, методологии исследования и практическим действиям. Ее предметом выступает человек в глубокой взаимосвязи его биологической, психической, духовной и социальной сторон. Поэтому история психиатрии – это, помимо прочего, история отношения не только к болезни, но и к больному. Последнее как раз и составляет ключевое звено биоэтической проблематики в психиатрии.

Медицина уже в древние времена не только диагностировала ряд психических заболеваний (эпилепсия, меланхолия, мания, истерия и др.), но и применяла, наряду с магическими, различные естественные способы лечения этих заболеваний (кровопускание, рвотное, слабительное, массаж, ванны, гимнастика, труд и др.).

Гуманное отношение к душевнобольным и его эволюция во многом связано с пониманием сущности психических заболеваний. Психических больных в зависимости от их высказываний и поведения люди представляли себе как одержимых злым духом или как пророков, святых, блаженных. От этого зависела и судьба больного: «святых» почитали, из «одержимых» изгоняли злых духов, а иногда и уничтожали их.

Первые шаги на пути к научному пониманию психических расстройств были сделаны во времена расцвета Древней Греции и Древнего Рима. Великие мыслители и врачи Демокрит, Пифагор, Гиппократ, Галлен и др. считали мозг центром психической деятельности человека. Они признавали, что его изучение относится к компетенции медицины. Понимание сути психических заболеваний как выражение болезни выступило предпосылкой формирования гуманного отношения общества к безумцам. Соран Эфесский, древнеримский врач греческого происхождения, рекомендовал для общения и лечения возбужденных больных иметь в помещениях высоко расположенные окна, чтобы пациентам нельзя было выброситься наружу; располагать изголовья кроватей спиной к дверям, дабы больной не видел входящих. Полемизируя с оппонентами такого отношения к душевнобольным, он считал недопустимым использовать бичи, цепи, голодный режим и темноту в качестве методов воздействия на больных. Эстафету греков и римлян подхватили в раннее средневековье арабы. Заимствовав передовые взгляды на причины психических расстройств, арабские врачи учитывали их в практической деятельности. Свою положительную роль в формировании гуманного отношения к душевнобольным сыграл ислам. В соответствии с исламом «ненормальные» появились на свет по воле Аллаха, а его волю следует уважать. Именно арабы построили первые приюты для психически больных.

В Западной Европе отношение к душевнобольным в средние века было неоднозначным. Преследование ведьм и колдунов, большинство из которых, несомненно, страдали нарушениями психики, подогревалось религиозным фанатизмом. В послании римского папы Иннокентия VIII (1484 г.), в сочинениях Лютера, одного из основателей протестантизма, да и других активных поборников христианства проводилась основная мысль о том, что умалишенные повреждены в рассудке чертом, дьяволом.

Даже если врачи приписывают психически больным естественные причины, то только потому, как считал Лютер, что «они не понимают до какой степени могуч и силен черт». По приблизительным подсчетам отечественного невропатолога, профессора Л.В. Блуменау, в Европе с XIV до конца XVII века было сожжено до 9 млн ведьм.

На смену массовому истреблению психически больных в Западной Европе пришло полное равнодушие к их судьбе. Многие душевнобольные ходили без надзора, нищенствовали, проводили значительную часть своей жизни в тюремных камерах. Определенной формой защиты общества от душевнобольных явилась концентрация их в отдельных местах: лондонский Бедлам, французский Сальпетриер и др. Отсутствие мебели, цепи, скудная еда, плети, телесные наказания – вот условия, методы лечения и содержания, сложившиеся к концу XVIII века.

В то же время в Западной Европе имели место элементы гуманного отношения к душевнобольным, преимущественно менее опасным. Так, западноевропейские власти вменяли заботу о больных родственникам, а за отсутствием таковых – цехам или приходскому духовенству. Состоятельные семьи практиковали размещение за плату психически больных у чужих людей. В случае неплатежеспособности семьи или отсутствия родственников за больных платил город. Что касается опасных душевнобольных, то власти их чаще всего заключали в тюрьму либо содержали в подвалах ратуш или свободных камерах.

Первые специализированные психиатрические учреждения возникли в XIV-XV веках (Германия, Испания и др.), а затем практически во всех странах Центральной Европы.

В России отношение к душевнобольным не было столь жестоким. Их жалели, называли не «одержимые дьяволом», а «Богом наказанные». Уже в IX-X веках в Киевском государстве существовала специальная организация призрения «нищих, странных и убогих людей». За счет десятины княжеских доходов открывали в городах сиротские, вдовьи дома, больницы, «странноприемницы». Последние, по-видимому, были прообразом психиатрических больниц на Руси.

Мягкость и терпимость к людям со странными, необычными поступками обусловлены особенностью древней славянской культуры.

На церковно-земском Стоглавом соборе в Москве (1551г.) было отклонено предложение о преследовании церковью «одержимых бесом». Более того, отмечалось, что «бесных» и «лишенных разума» надлежит помещать в монастыри, чтобы они могли получать «вразумление или приведение в истину», дабы не быть помехой для здоровых. Некоторых из душевнобольных называли блаженными или юродивыми. Им позволялось говорить все, что оно хотят и кому хотят. Широкой известностью, например, пользовался некий Василий Блаженный (XV-XVI века) – московский юродивый, особо почитавшийся современниками. В торжественном погребении Василия Блаженного участвовал царь Иван Грозный. Историки отмечают, что царь сам нес гроб с телом юродивого.

Условия для развития в России психиатрической службы складываются в XVIII веке. Указами Петра I было запрещено размещать «помешанных» в монастырях, для них отводились специальные госпитали. Этими законодательными актами, во-первых, содержание и наблюдение за больными отделялись от церкви, во-вторых, душевнобольные становятся объектом формируемой психиатрической службы. Специализированные больницы для лечения душевнобольных появляются в России в XVIII веке (Новгород, Москва, Петербург, Иркутск, Омск и др.).

Закрепление и развитие гуманных норм в лечении и содержании душевнобольных было связано с формированием буржуазного общества с проникновением гуманистических традиций в философию, искусство, литературу и тем самым в медицину. В конце XVIII века революционное правительство Франции издало ряд декретов о создании психиатрических учреждений, а уполномоченный правительственной комиссией Филип Пинель 24 мая 1792 г. впервые снял цепи с 40 психически больных в Бисетре. Ф. Пинель советовал проявлять к душевнобольным заботу, покровительство, ласку, кротость, снисходительность. Лишь в особых случаях он допускал применение временной изоляции и «камзола» (смирительная рубашка). За претворение гуманистических принципов в психиатрической службе Ф. Пинелю поставлен памятник перед преобразованной ныне лечебницей Сальпетриер, увековечивающий память о его реформаторской деятельности.

В 1838 г. во Франции впервые в мире принимают закон, охраняющий права психически больных.

Гуманистическую традицию, начало которой заложено реформой Ф. Пинеля, продолжили врачи других стран. В Англии Д. Конолли выдвинул принцип «никакого стеснения», в России С.С. Корсаков развивал и внедрял принципы: нестеснения, морального влияния, постельный режим, открытые двери, рабочий режим. Сформулированные принципы выражают близость интересов соматических и психических больных, провозглашают и отстаивают их гражданский статус, честь, достоинство душевнобольных.

Признание прав, уважение достоинства, моральной автономии психически больных относительно всех категорий больных, тем не менее, имеют свою специфику в психиатрии.

В постперестроечной России был принят специальный закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (1992 г.). В 1994 г. Федеральный закон получил этическое закрепление в принятом «Кодексе профессиональной этики психиатра». В соответствии с законом психиатрическая помощь включает: консультативно-диагностическую, лечебную, психопрофилактическую, реабилитационную помощь во внебольничных и стационарных условиях. Психиатрическая помощь также включает все виды психиатрических экспертиз, социально-бытовую помощь в трудоустройстве лиц, страдающих психическими расстройствами, обучение инвалидов и несовершеннолетних, страдающих психическими расстройствами.

Специфика пациента. В разных областях клинической медицины (хирургия, терапия, онкология и т.д.) объектом медицинского вмешательства выступает биологический субстрат (язва желудка, инфаркт миокарда, опухоль и т.д.), т.е. лечат организм у психически здорового человека. У врача в этом случае есть возможность апеллировать к личности пациента. В клинической психиатрии пациентом является человек с измененной психикой. Причем измененная психика человека не всегда выражена во внешнем рисунке поведения больного. В одних случаях она представляет собой явное отклонение от привычных стандартных норм поведения: больной затыкает уши при слуховых галлюцинациях, затыкает нос при обонятельных галлюцинациях, перешагивает «трещины» на асфальте и т.д.

В других – внешний рисунок поведения, мимика, жесты выражены как у нормального человека. Но обследование показывает, что мозг его изменен болезнью. В какой-то момент своей жизни он может стать опасным для близких людей, соседей. Поэтому в психиатрии остро стоит вопрос о применении добровольных или принудительных мер оказания помощи.

Пациенты, с которыми имеет дело врач-психиатр, по своей способности к волеизъявлению образуют широкий спектр. Одни пациенты не могут не только самостоятельно защитить, но даже и выразить свои интересы и права. Например, пациенты с диагнозом слабоумие, психоз. В таких случаях наиболее подходящая модель отношения «врач-пациент» – патерналистская. В этой модели врач выступает как специалист, «опекун», а пациент ограничен в принятии решения. Другие пациенты могут не уступать врачу по личностной автономии, персональной ответственности, интеллектуальному развитию. Чаще всего это пациенты с невротическими расстройствами. В подобных ситуациях наиболее эффективной будет модель информированного согласия. Врач в ней выступает как эксперт, он информирует пациента о диагнозе, методах лечения, рисках и последствиях. Пациент, будучи информированным, добровольно принимает решение (согласие на лечение или отказ от него, согласие на амбулаторное или стационарное лечение).

Но в обоих случаях врачу-психиатру следует избегать расширительного толкования психической патологии, гипердиагностики. Психиатрия вступила в сферу обыденных отношений, круг лиц и явлений, которые она исследует, расширился, достигнута условная и тонкая грань между здоровьем и болезнью, нормой и патологией. От врача-психиатра всегда ожидают окончательного вердикта: здоров или болен, способен пациент отвечать за свои поступки или нет, какой метод воздействия на пациента более приемлем (воспитывать, наказывать или лечить).

В Кодексе профессиональной этики психиатра (1994 г.) закреплено требование объективного, честного, ответственного проведения экспертизы о состоянии психического здоровья, основываясь только на медицинских показаниях.

Особенностью психиатрии является и то, что ее диагноз психического расстройства несет на себе негативную социально-этическую нагрузку, которой не имеет диагноз большинства клинических специальностей. Не секрет, что лица с диагнозом психического расстройства нередко лишаются социального доверия, морально ущемляются. Отсюда, в обществе необходимо культивировать повышение толерантности к лицам с психическими отклонениями.

Баланс интересов больного и общества. Особенностью психиатрической помощи является выполнение двуединой задачи по защите интересов и больного, и общества. Данная задача обусловлена несовпадением личных и общественных интересов, что совсем не означает их абсолютной противоположности. Общим основанием баланса интересов больного и общества выступает сохранение психического здоровья и жизни человека.

Анализ основных типов конфликтных ситуаций в психиатрической практике подтверждает вышесказанное.

1. Актуальное поведение больного противоречит его собственным интересам. Врач-психиатр ставит во главу угла предотвращение угрозы здоровью и жизни пациента. Если пациент не способен к разумным действиям, то во имя сохранения его здоровья и жизни морально оправданы недобровольные меры оказания медицинской помощи.

2. Поведение больного противоречит общественным интересам. В соответствии с Федеральным законом «О психиатрической помощи…..» (Ст. 29) и Уголовным кодексом РФ (Ст. 98, п. 2) в случаях тяжелых психических расстройств допустимы и оправданы недобровольные медицинские меры и патерналистский подход.

3. Общество или отдельные его члены наносят ущерб интересам больного. Врач-психиатр при этом оказывается в оппозиции к тем, кто ущемляет права и интересы душевнобольного, и в целях защиты его апеллирует к закону и нравственному сознанию граждан.

Работа врача-психиатра по защите интересов пациента осложняется в условиях тоталитарного и авторитарного общественных режимов. В таких обществах доминирует сниженная толерантность к психически больным, преобладает патернализм с «полицейским оттенком», государственный интерес доминирует над интересом отдельной личности, психиатрическая служба рассматривается как часть государственной репрессивной системы и выводится из-под общественного контроля.

Демократическое устройство общества, наоборот, создает для психиатрической службы благоприятные условия выполнения ее задач: защищаются права лиц с психическими расстройствами, сужается сфера ограничительных акций, устанавливается контроль за применением принудительных мер, возрастает ценность партнерских отношений врача и пациента, утрачиваются властные полномочия психиатрических учреждений, что повышает доверие населения.

В то же время демократическое общественное устройство может создать для психиатрии и негативные условия: борьба за права больных может превратиться в политический экстремизм, борьба за «наименее ограничительную альтернативу» приводит к требованию ликвидации психиатрических больниц («антипсихиатрия», «антигоспитализм»), что грозит накоплением в обществе лиц с тяжелой хронической патологией.

В отличие от иной клинической помощи в психиатрии остро стоят этические и правовые вопросы применения добровольных и недобровольных (принудительных) мер.

При добровольном обращении за психиатрической помощью отношение между пациентом и врачом (учреждением или частнопрактикующим врачом) складываются на основании договора. Лечение лица, страдающего психическим расстройством, проводится только после получения его письменного согласия. Пациенту в возрасте до 15 лет, а также лицу, признанному в установленном порядке недееспособным, психиатрическая помощь оказывается по просьбе или с согласия их законных представителей.

Принудительные меры, т.е. без согласия пациента или его законных представителей, в целях психиатрического освидетельствования, госпитализации могут быть применены в соответствии с законом «О психиатрической помощи….» (Ст. 23, 29) в случаях, когда, по имеющимся данным, гражданин совершает действия, дающие основание предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает: - его непосредственную опасность для себя или окружающих лиц; - его беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности; - существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи. В этих случаях решение принимает врач-психиатр самостоятельно или с санкции судьи.

Заявление о недобровольном психическом освидетельствовании может быть подано устно родственникам врачом любой специальности, должностными лицами и иными гражданами, а решение принимается врачом-психиатром немедленно и оформляется записью в медицинской документации.

Установив обоснованность заявления о психиатрическом освидетельствовании лица без его согласия, врач-психиатр направляет в суд по месту жительства лица свое письменное мотивированное заключение о необходимости такого освидетельствования и другие имеющиеся документы. Судья должен решить вопрос о даче санкции в трехдневный срок.

Решение вопроса о необходимости установления диспансерного наблюдения (или его прекращения) принимается комиссией врачей-психиатров.

Решение о госпитализации в психиатрический стационар без согласия пациента или его законных представителей до постановления судьи принимается врачом-психиатром.

Лицо, помещенное в психиатрический стационар, подлежит обязательному освидетельствованию в течение 48 ч комиссией врачей-психиатров. В случаях, когда госпитализация признается необоснованной и пациент не выражает желания остаться в психиатрическом стационаре, он подлежит немедленной выписке. Если же госпитализация признается обоснованной, то заключение комиссии врачей-психиатров в течение 24 ч направляется в суд по месту нахождения психиатрического учреждения. Судья обязан рассмотреть заявление в течение 5 дней. Постановление судьи может быть обжаловано лицом, помещенным в психиатрический стационар, в десятидневный срок.

Права и обязанности душевнобольного во многом совпадают с правами и обязанностями соматического больного. Но существуют и отличия. Одно из них состоит в том, что не допускается проведение испытаний медицинских средств и методов в отношении лиц, которые проходят психиатрическое лечение в недобровольном порядке.

Некоторые права душевнобольных могут быть ограничены по рекомендации лечащего врача, зав. отделением или главным врачом в интересах пациента: получение и отправление посылки, бандероли, денежных переводов; пользование телефоном; прием посетителей; приобретение предметов первой необходимости; пользование собственной одеждой.

В психиатрии имеет свою специфику применение принципа «не вреди». Речь идет о злоупотреблениях медицинского персонала. Недопустимость злоупотреблений прописана в «Кодексе профессиональной этики психиатра»: «Всякое злоупотребление психиатра своими знаниями несовместимо с профессиональной этикой» (Ст. 4).

В специальной литературе различают такие понятия как «злоупотребление психиатра», «злоупотребления в области психиатрии», «злоупотребление психиатрией». Первое из них характеризует правовую и этическую оценку поступков, действий психиатра как врача вообще. Второе подразумевает использование положения, полномочий и способностей врача-психиатра, медицинского персонала во вред больному. Например, госпитализация по немедицинским показаниям. Третье понятие («злоупотребление психиатрией») имеет различные аспекты. Например, случай не оказанного или избыточного лечения.

Возможные врачебные ошибки при диагностировании психического заболевания нельзя отнести к злоупотреблениям, но моральная ответственность врача имеет место всегда. Важную роль при обследовании пациента и постановки диагноза играет фактор независимости врача-психиатра. Независимость врача как его право закреплена и Федеральным законом «О психиатрической помощи…..» (Ст. 21), и «Кодексом….» (Ст. 10).

Злоупотребление психиатрией во время лечения имело место в отечественной психиатрии, даже вопреки принципам «Гавайской декларации» (1977 г.), вплоть до конца 80-х годов XX века. Например, в форме назначения сульфазина или нейролептиков не по клиническим показаниям, а в порядке наказания за нарушение режима. Сюда же можно отнести и назначение снотворных седативных средств, чтобы выходные дни и дежурства проходили для врача спокойнее.

Особое место в ряду злоупотреблений занимали психохирургические методы, в частности лоботомия. Лоботомия (греч. «lobo» - доля и «томия») – хирургическая операция: пересечение нервных волокон, образующих белое вещество доли головного мозга. Поразительные результаты этого метода, полученные Э. Монишем в 1935 г., сделали его лауреатом Нобелевской премии. В 40-е годы прошлого столетия в США было произведено несколько десятков тысяч таких операций. А некоторые хирурги проводили до 50 лоботомий в день. Однако подобная практика повлекла катастрофические последствия: до 3% больных умерли от кровоизлияния в мозг и у 30% оперированных наблюдались эпилептические припадки. Как метод лечения лоботомия «сошла со сцены» в начале 50-х годов XX века. Заметим, что в СССР на применение лоботомии был наложен запрет в конце 40-х годов.

Появившиеся новейшие методы оперативного вмешательства на головном мозге (стереотоксические методы) оживили дискуссию о целесообразности использования психохирургии. И хотя новые методы вселяют надежду в деле лечения тяжелых психозов, их применение должно все-таки определяться традиционным этическим принципом «прежде всего не навреди!».

Злоупотребление в психиатрии выступает не только в форме непоказанных медицинских назначений, но и в форме неприменения необходимых медицинских мер.

Ст. 4 «Кодекса профессиональной этики психиатра» предупреждает о недопустимости злоупотребления психиатром своим положением врача. Неэтичным считается поступок врача-психиатра, когда он, основываясь на своих впечатлениях в качестве читателя, зрителя, слушателя, дает профессиональную оценку состояния психического здоровья кого-то из известных общественных деятелей. Неэтичность такой оценки состоит в отсутствии согласия данного лица на психиатрическое освидетельствование.

Федеральное законодательство и этические нормы Кодекса призваны защитить права и интересы душевнобольного пациента через запрет для врача-психиатра вступать в интимную связь с пациентом, заключать с ним имущественные сделки, использовать его труд в личных целях.

Особую остроту в психиатрии приобретают такие права как право на жизнь и право на достойную смерть. Опыт клинической психиатрии, суицидологии показывает, что суицидоопасные реакции и кризисные состояния, как правило, временны и преодолимы. Врач-психиатр должен избегать негативных санкций и оценок, поощрять восстановление и поддержание самоуважения, способствовать возвращению пациенту утраченного смысла жизни.

Серьезные этические дилеммы возникают в случаях, когда излечение пациента, приговоренного к смертной казни, приближает смерть пациента. В России действует мораторий на смертную казнь. Временно эта этическая дилемма снята. Американские медицинская и психиатрическая ассоциации рекомендуют врачам не только не принимать участия в казнях, но и не лечить приговоренного к смерти для восстановления вменяемости (Медицинский вестник, 2000, № 5, С.14).

Таким образом, биоэтические принципы (конфиденциальность, информированное согласие, справедливость, уважение автономии личности, не вреди, делай добро) в полной мере приемлемы и реализуются в такой специфической области клинической медицины как психиатрия. Интересы, ценности и свободы душевнобольных пациентов представлены в этих принципах и закреплены законодательно. Следование этим принципам, этическим нормам не только защищает интересы граждан-пациентов, но является предупреждением возможных конфликтов, исков в суд, а также способствует росту престижа медицины в целом в глазах общества.

<< | >>
Источник: В.А. Киселев. БИОЭТИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ: Учебное пособие Сост..- 2-е изд., испр. и доп.- Екатеринбург, УГМА.2006.-С. 152.. 2006

Еще по теме ПСИХИАТРИЯ:

  1. КТО ТАКОЙ ПСИХОЛОГ? ЧТО ТАКОЕ ПСИХОЛОГИЯ?
  2. Характер, его строение и формирование. Характер и личность
  3. Структура
  4. ПСИХИАТРИЯ
  5. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  6. Список литературы
  7. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  8. Номенклатура специальностей специалистов с высшим и послевузовским медицинским и фармацевтическим образованием в сфере здравоохранения Российской Федерации
  9. Врач-психиатр
  10. 1.6. Развитие телемедицинских технологий в регионах РФ
  11. Приложение 1 Приказ МЗ РФ № 337 от 27. 09. 1999 г. Номенклатура (классификатор)
  12. Типовой планподготовки врачей-интернов по специальности «Психиатрия»
  13. 5.1.2. История телемедицины
  14. 3. Медицинские информационные системы территори­ального уровня.
  15. ВОПРОСЫ ПСИХИАТРИИ B ПАЛЛИАТИВНОЙ ПОМОЩИ (11)
  16. ЛИТЕРАТУРА к РАЗДЕЛУ Y
  17. Превентивные терапевтические подходы: отечественный опыт
  18. Предотвратимость потерь здоровья детского населения, страдающего психическими расстройствами[67]
- Акушерство и гинекология - Анатомия - Андрология - Биология - Болезни уха, горла и носа - Валеология - Ветеринария - Внутренние болезни - Военно-полевая медицина - Восстановительная медицина - Гастроэнтерология и гепатология - Гематология - Геронтология, гериатрия - Гигиена и санэпидконтроль - Дерматология - Диетология - Здравоохранение - Иммунология и аллергология - Интенсивная терапия, анестезиология и реанимация - Инфекционные заболевания - Информационные технологии в медицине - История медицины - Кардиология - Клинические методы диагностики - Кожные и венерические болезни - Комплементарная медицина - Лучевая диагностика, лучевая терапия - Маммология - Медицина катастроф - Медицинская паразитология - Медицинская этика - Медицинские приборы - Медицинское право - Наследственные болезни - Неврология и нейрохирургия - Нефрология - Онкология - Организация системы здравоохранения - Оториноларингология - Офтальмология - Патофизиология - Педиатрия - Приборы медицинского назначения - Психиатрия - Психология - Пульмонология - Стоматология - Судебная медицина - Токсикология - Травматология - Фармакология и фармацевтика - Физиология - Фтизиатрия - Хирургия - Эмбриология и гистология - Эпидемиология -