<<
>>

1. 2. Краткая история изучения отдельных патологических рефлексов области лица

В соответствии с классификацией А. А. Михайленко, Н. С. Ильинского [73] к группе окулярных рефлексов относят носоглазной (назопальпебральный)

рефлекс Аствацатурова, носоглазной Симховича и глабеллярный.

Описан рефлекс сокращения круговой мышцы глаза при перкуссии молоточком по кончику и спинке носа [355]. По мнению автора, этот рефлекс встречается при органических болезнях мозга, иногда при функциональных заболеваниях центральной нервной системы. А. Л. Эпштейн [117] сообщал, что «у душевно-больных рефлекс Simchowicz'а» встречался «скорее как исключение».

При описании состояния рефлексов лицевых мышц при псевдобульбарном параличе, сообщалось о выявлении назопальпебрального рефлекса, обозначенного автором как «настоящий глубокий рефлекс (периостальный)» [3].

«Наклонность к повышению» назопальпебрального рефлекса, состоящего «в сокращении m. orbicularis oculi при постукивании по корню носа», автор описал при «паркинсоновском синдроме» [4]. Позже было отмечено [90], что исчезновение назопальпебрального рефлекса Аствацатурова «имеет существенное значение в отношении прогноза при сосудистых нарушениях мозгового кровообращения».

По сравнению с двумя предыдущими рефлексами более часто в литературных источниках упоминается глaбеллярный рефлекс, состоящий в сокращении m. orbicularis oculi при перкуссии области надпереносья [392]. Для новорожденных этот рефлекс отмечен как физиологический [23]. Глaбеллярный рефлекс долго считался специфичным для болезни Паркинсона [БП] [145, 230, 268], однако в дальнейшем его появление было отмечено при болезни Альцгеймера [318], атипичном паркинсонизме [191], сосудистых и опухолевых поражениях головного мозга [168, 222], у больных деменцией [203, 312, 316,

386], у пациентов с шизофренией [153, 179, 187, 235, 247, 315, 391], практически у четверти пациентов с биполярными аффективными расстройствами [405].

Некоторые авторы считали, что глaбеллярный рефлекс – это стволовой рефлекс [195].

В современных справочных изданиях рефлексы из гpуппы оральных хоботковые представлены следующим образом: «Рефлекс хоботковый – общее название рефлексов орального автоматизма, проявляющихся, главным образом,

выпячиванием губ» [23]. Одни авторы [375] связывали возникновение хоботкового рефлекса с поражением лобных долей, тогда как другие считали, что он в большей мере отражает диффузное поражение ЦНС [192]. Хоботковый рефлекс отмечен при болезни Паркинсона и атипичном паркинсонизме [191], при болезни Альцгеймера [199, 268, 282, 318, 323, 336], у больных деменцией [203,

280, 316, 386].

К группе хоботковых относятся следующие рефлексы: буккальный (щечный) Тулуза-Вюрпа, ротовой (хоботковый) Бехтерева, хоботковый Эпштейна, небно- губной Геннеберга, дистанс-оральный Карчикяна, «морды козла» Эшериха, губной Сандлера , носо-губной Бенедeка и Кюльчара и хоботковый Штерна.

Первый хоботковый рефлекс был описан Toulouse’ом и Vurpas в 1903 году под названием буккального рефлекса [383]. «В том же году, правда, мимоходом, аналогичный рефлекс был описан проф. Бехтеревым под названием ротового рефлекса» [116, с. 197]. В. М. Бехтерев в 1903 году сообщал: «Так у паралитиков легко можно получить ударами молоточка по окружности рта рефлекс, выражающийся движением губ и сжатием ротового отверстия, который для краткости может быть назван «ротовым» [116, с. 245]. Несколько позднее, во время эпидемии летаргического энцефалита, буккальный рефлекс «был снова открыт и описан под именем рефлекса-гримасы (reflexe de la moue Foix), феномен медузы(MedusenfhähomenРаймист)» при некоторых патологических состояниях центральной нервной системы [116]. «Рефлекс же Vurpas и Toulouse’а, reflexe de la moue Foix и Medusenphenomen Раймиста представляют собой, по-видимому, лишь частичные формы описываемого мною хоботкового рефлекса» [117], рефлекса, который автор обнаруживал «у душевно-больных». Автор полагал, что хоботковый рефлекс физиологически, вероятно, стоит в связи «с функцией сосания младенца».

Этот феномен расценивался как результат непосредственного возбуждения круговой мышцы рта [53]. Рефлексы Бехтерева и Эпштейна определялись у 30 – 40 % больных с невротическими и эндогенными расстройствами [73].

«Истинными рефлекторными движениями» называл С. И. Карчикян [53] небно-губной рефлекс Геннеберга [223], «который имеет много общего с хоботковым рефлексом Эпштейна». Рефлекс Геннеберга часто встречается при многих вариантах психиатрической патологии [117].

Дистанс-оральный рефлекс, открытый С. И. Карчикяном [52], возникает при двустороннем поражении коры головного мозга или путей, связывающих ее с подкорковыми образованиями. Автор отмечал, что у некоторых больных с поражением головного мозга ответной реакцией является не сокращение круговой мышцы рта, а его открывание. Позже был предложен дистанc-оральный рефлекс как «рефлекторное открывание рта при повторном приближении молоточка к губам» [18]. Также было отмечено наличие дистанс-орального рефлекса Карчикяна у пациентов с психическими заболеваниями [39]. По данным П. С. Бабкина [8], дистанс-оральный рефлекс для детей старше 2--3 лет и взрослых являлся «сугубо патологическим» и обычно наблюдался «при лобно-каллезных процессах». По мнению А. А. Скоромца c соавт. [101], как физиологический – рефлекс угасает к годовалому возрасту, как патологический – отчетливо выражен при псевдобульбарном параличе. E. Escherich [202] описал рефлекс, определяемый у детей до 5 месяцев: выпячивание губ в ответ на раздражение слизистой оболочки рта и губ. В более позднем возрасте рефлекс Эшериха определяется при псевдобульбарном параличе.

K «истинным рефлекторным движениям» С. И. Карчикян [53] относил

«описанный много ранее Benedek’ом и Culcsar’ом назо-оральный рефлекс» [144]. В 1930 году L. Benedek и F. Kulcsar [144] сообщали о новом (назо-оральном), констатированном у больного с псевдобульбарным параличом, рефлексе, который до этого они «не смогли обнаружить ни у других больных, ни у здоровых людей». По наблюдениям авторов рефлекс полностью патологический.

Сосательные рефлексы связывают с поражением пирамидного пути, коры лобных долей [330], с диффузной церебральной дисфункцией [174]. П. С. Бабкин [8] писал, что наличие сосательного и поискового рефлексов у детей старше 6

месяцев, «а также на последующих возрастных этапах свидетельствует о поражении полушарий головного мозга, главным образом лобных долей».

Рефлексы Теймика [377] и Оппенгейма [296] являются одними из первых по хронологии открытия симптомов орального автоматизма. Своеобразный «губной феномен»: похлопывание по любому месту верхней губы вызывает внезапное сокращение круговой мышцы рта так, что рот на короткое время становится хоботообразным. M. Thiemich [377] этот признак находил только у

«тетанических» детей. В 1902 г. Оппенгейм описал новый рефлекс, обнаруженный им у больного с псевдобульбарным параличом. «Оппенгейм наблюдал Fress-reflex в виде сосательных, жевательных и глотательных движений, вызываемых поглаживанием по губам. Рефлекс Оппенгейма представляет собой разновидность рефлекса, открытого Бехтеревым» [86]. И. С. Рудой и Н. С. Ильинский [73] определяли рефлекс Теймика у 60 % больных с невротическими и эндогенными расстройствами.

В современных справочных изданиях назолабиальный (носогубный) рефлекс Аствацатурова презентуется как физиологический рефлекс у детей до одного года, позднее – как симптом псевдобульбарного паралича. М. И. Аствацатуров [4] писал: «Когда назолабиальный рефлекс ярко выражен, то достаточно самого легкого удара молоточком, чтобы вызвать выпячивание губ вперед… Назолабиальный рефлекс абсолютно патологичен». Автор указывал, что назолабиальный рефлекс может быть первым признаком «двусторонних поражений с псевдобульбарным синдромом» [4, c. 184]. Рефлексогенная зона этого рефлекса нередко представлялась значительно расширенной. Сосательное движение губ получались иногда не только при постукивании по носу, но и по более отдаленным частям лицевого скелета [53]. При отвлечении внимания больного этот рефлекс получался яснее и сильнее, при напряжении же лицевых мышц рефлекс заметно тормозился.

Назолабиальный рефлекс принято рассматривать как признак органического церебрального процесса [8, 86], поражения лобных долей [95, 101], в том числе и у пациентов с психическими заболеваниями [39].

N. S. Schlezinger [346] описал «оральный рефлекс» (сосательный рефлекс), выявлявшийся при перкуссии губ. С большой частотой искомый рефлекс автор наблюдал у пациентов неврологического и психиатрического профиля: неврозы –

77 %, деменция – 80,6 %, паркинсонизм – 100 %, гемиплегия – 75 %, маниакально-депрессивный психоз – 71 %. Любопытно, что в контрольной группе (дети до 4,5 месяцев и взрослые в возрасте 22— 55 лет) этот рефлекс тоже не был редкостью (59,5 %).

Э. И. Еселевич [42] обнаружил, что при раздражении кожи ладони и подошвы у больной с опухолью основания мозга возникали сосательные движения – рефлекс, получивший название «ладонно-сосательный Еселевича». Описанию нового феномена сопутствовали следующие комментарии: «Условия, благоприятствующие появлению хватательных рефлексов, по-видимому, те же, что и для выявления сосательных. Недаром оба рефлекса считаются локальным знаком поражения лобных долей мозга. Вызывает интерес факт получения сосательного рефлекса с необычных зон и при необычных раздражениях» [42, с. 82].

В группе оральных ангулярных рефлексов рассматриваются следующие рефлексы Бехтерева: нижне-губной, верхне-губной и скуловой. Нижне-губной и верхне-губной рефлексы определены В. М. Бехтеревым «при нарастающем параличном слабоумии» и описаны в 1903 году следующим образом: «При ударах области m. depressor labii inf. и m. depressor anguli oris можно получить

«нижнегубной рефлекс», выражающийся в оттягивании нижней губы и угла рта книзу. Далее, при ударах в области верхней губы соответственно нижним отделам

m. levator anguli oris, m. levator labii sup., m. levator labii sup. et nasi мы получаем

«верхнегубной рефлекс», выражающийся движением верхней губы кверху. Удары же по месту прикрепления m. risorius вызывали ясное оттягивание угла рта кнаружи и кверху».

«При повышении же лицевых рефлексов, наблюдаемом у некоторых паралитиков, рефлекс этот может быть получен нередко даже со всей скуловой кости... он является в таком случае несомненно периостальным рефлексом» [15, c. 245]. Ранее В. М. Бехтерев писал: «Другим рефлексом на лице

является рефлекс, который можно было бы назвать скуловым, так как он получается при ударе молоточком по скуловой кости и выражается оттягиванием угла рта кзади и кверху» [15, c. 554]. К группе ангулярных рефлексов относится также щечно-ротовой симптом Н. К. Боголепова (1971): штриховое раздражение щеки сопровождалось сокращением «мышц рта» [8, c. 12].

Группа ментальных рефлексов. По данным П. С. Бабкина [9], в клинической практике принято считать, что эти рефлексы наблюдаются при поражении коры головного мозга или супрануклеарных путей. Автор относил к данной группе рефлексы: Бехтерева [15], Simchowiczа [355], Маринеску-Радовичи [267]. Первым среди подбородочных был описан рефлекс Бехтерева [116].

Ладонно-подбородочный (пальмоментальный) рефлекс Маринеску- Радовичи, является наиболее изученным из всех рефлексов орального автоматизма, хотя сообщения нередко имеют противоречивый характер. Первооткрыватели рефлекса G. Marinesco и A. Radovici [267] находили его у пациентов с боковым амиотрофическим склерозом, а также у здоровых лиц. По мнению А. А. Скоромца с соавт. [101] рефлекс имеет два уровня замыкания: ствол мозга и сегменты шейного утолщения. Отсутствие или снижение этого рефлекса может быть связано с повреждением соответствующих сегментов спинного мозга, корешков и нервов. Обычно триггерной зоной является ладонь, но могут быть и другие зоны руки, туловища или стопы. Механизм возникновения рефлекса, генетические аспекты, клинические проявления и диагностическая значимость обсуждались многими исследователями [1, 53, 126, 138, 148, 151, 159, 185, 189,

243, 265, 299, 329, 339, 346, 350]. Я. М. Балабан [18] в течение восьми лет

обследовал 2 283 человека, из них – 1 382 больных, 600 здоровых взрослых и 120 детей. Рефлекс был выявлен автором в 70 % при органических заболеваниях центральной нервной системы с преимущественным поражением головного мозга (энцефалиты, опухоли, сосудистые заболевания). В тех же случаях, где налицо были «клинические данные, свидетельствующие о преимущественной локализации процесса в лобной доле или в моторной сфере», возрастали как процент случаев с выраженным ладонно-подбородочным рефлексом, так и

степень его выраженности. Автор отмечал наличие ладонно-подбородочного рефлекса у 17 % больных неврозами и у 7 % «здоровых»; о последней группе он писал: «Исследование нервной системы у этих людей дало нам возможность отметить, что рефлекс Маринеско-Радовичи наблюдался во многих случаях у субъектов, не предъявлявших жалоб, но обнаруживавших при объективном исследовании невропатологические микросиндромы».

По данным L. Jacobs, M. D. Gossman [240], ладонно-подбородочный рефлекс чаще других симптомов орального автоматизма отмечался во всех возрастных группах. Определение пальмоментального рефлекса у людей моложе сорока пяти лет (не считая младенческого возраста) дает основания для диагностики интракраниальной патологии [135]. Физиологические исследования, проведенные D. J. Reis [335], показали, что пальмоментальный рефлекс фактически может быть выявлен стимуляцией кожи большинства областей тела. Так, G. Ritter [339] сообщал, что серьезные процессы в стволе мозга обычно ассоциируются с билатерально выявляемым пальмоментальным рефлексом. Наиболее часто рефлекс определялся в начальной фазе заболевания (однако, отсутствовал при глубокой коме), его интенсивность снижалась в течение болезни и могла исчезнуть окончательно. При хронической не прогрессирующей неврологической патологии пальмоментальный рефлекс обычно слабый. По данным J. L. Marti-Vilalta и F. Graus [270], ладонно-подбородочный рефлекс выявлялся у 72 % лиц с неврологическими заболеваниями. I. R. Whittle и J. D. Miller [399] выявляли пальмоментальный рефлекс, уни- или билатерально, у 28 % пациентов с неврологическими заболеваниями, при этом не отмечалось существенной зависимости от возраста, пола, причины патологии, стороны повреждения. Распространенность рефлекса была значительно выше у лиц с признаками центральной мозговой дисфункции. Не отмечено обязательного соответствия стороны тела, на которой выявлялся рефлекс, стороне мозгового повреждения.

В 1922 году Т. Simchowicz [355] описал носоподбородочный рефлекс. По наблюдениям автора, наиболее часто феномен встречался при постэнцефалитическом паркинсонизме, реже – при неврозах и психозах.

Исследуя рефлекс Маринеску-Радовичи, A. de Castro [163] открыл и описал новый феномен – менто-ментальный рефлекс – «le reflexe cutane du menton».

Носогубно-подбородочный рефлекс первоначально был найден А. Л. Эпштейном [116] у «одной молодой беременной женщины с психозом». В дальнейшем он обнаруживался у 57 % душевно-больных людей. По данным автора, рефлекс не встречался у здоровых людей. A. Л. Эпштейн [116] также установил «новый, еще не описанный тип» подбородочного рефлекса, названный автором «мерцательным подбородочным рефлексом». Главной особенностью рефлекса является то, что он часто встречался в случаях душевных болезней, когда другие хоботковые и подбородочные рефлексы отсутствовали. По наблюдениям П. С. Бабкина [9], носогубно-подбородочный и мерцательный подбородочный рефлексы редко наблюдались у здоровых людей, а при поражении супрануклеарных путей они в части случаев обнаруживались, но отличались непостоянством.

Пальце-подбородочный рефлекс Брэйка, являющийся разновидностью ладонно-подбородочного, впервые описан S. Bracha [150], который полагал, что поллико-ментальный рефлекс – патогномоничный признак органического повреждения премоторной зоны лобной коры ( выявлялся у 88 % пациентов с данной патологией). Поллико-ментальный рефлекс в 5 % случаев встречался у людей до 50 лет, в 17 % случаев – после 50 [174].

Описание корнео-ментального рефлекса Флатау Д. М. Залкан и А. Б. Френкель [44] нашли «только в реферате Липшовича (Lipszowicz)», представления «самого Флатау» авторам найти не удалось. Ввиду того, что в литературе под термином «корнео-мандибулярный рефлекс» описан корнео- птеригоидный рефлекс, а, также принимая во внимание, что при рефлексе Флатау на раздражение отвечает ментальная мускулатура», Д. М. Залкан и А. Б. Френкель

[44] посчитали правильным название , но не придавали рефлексу особого диагностического значения.

П. С. Бабкин [9] указывал, что: «у большинства детей старше года и у взрослых с наличием подбородочных рефлексов наблюдался дистанс- подбородочный рефлекс» (С.17). Как рефлекс физиологический он угасает к годовалому возрасту, как патологический симптом отчетливо выражен при псевдобульбарном парезе [101]. П. С. Бабкин писал, что ментальный, лабио- ментальный, назо-ментальный и дистанс-ментальный рефлексы могут вызываться у здоровых детей и взрослых, и их слабая степень не является указанием на поражение мозга [9]. Диагностическое значение рефлексы приобретают при яркой выраженности или при сочетании с другими симптомами, указывающими на органическое поражение головного мозга.

N. Svatopluk [366], изучая уже известные аксиальные рефлексы при неврологической диагностике болезни Паркинсона, выявил «своеобразный осевой симптом», который получил название подбородочного рефлекса Святоплюка.

Группа «мандибулярных» рефлексов. Gamper’ом и Untersteiner’ом [209] был открыт новый феномен, названный ими оральным установочным автоматизмом (oraler еinstellungs automatismus). С. И. Карчикян [53] считал, что явление, описанное Gamper’ом и Untersteiner’ом, встречается «исключительно лишь в патологических случаях». Однако автор нередко регистрировал этот рефлекс при контрактуре мимических мышц, после невропатии лицевого нерва.

Л. И. Омороков [81] сообщил о «появлении особых новых рефлекторных феноменов как местных специализированных актов» и приводил описание клинического случая, демонстрирующего новый рефлекс, который получил впоследствии название «рефлекса Оморокова». Автор писал: «на почве обширного размягчения в области левой гемисферы, наряду с резкими психическими изменениями, выявился своеобразный автоматизм – раскрывание рта при сгибании в локтевом суставе правой парализованной руки, при этом хватательных рефлексов не было … Рефлекторный характер этого движения совершенно очевиден: проприоцептивное раздражение при сгибании в локте

вызывает стереотипное раскрывание рта … Будучи вначале чисто произвольным движением, механизм раскрывания рта при сгибании правой руки в процессе онтогенеза автоматизируется и, будучи тесно связан вначале с корковыми произвольными импульсами, при повреждении коры выявился как изолированный рефлекс, сложившийся в результате сложных произвольных движений» [81, c. 10—11].

Первое упоминание о нижнечелюстном рефлексе оставил S. E. Fuller [208]. В 1886 году A. Watteville представил описание рефлекса под названием «the jaw jerk» или «реакция жевательного сухожилия» [396]. В этом же году была опубликована работа А. В. Рыбалкина с подробным изложением методики вызывания нижнечелюстного рефлекса. В. М. Бехтерев в 1903 году [15] детально описал его клинику. R. Wartenberg [393] утверждал, что клиническое значение нижнечелюстного рефлекса невелико; при псевдобульбарном параличе этот рефлекс может быть увеличен до степени клонуса нижней челюсти. Впервые это явление было описано C. E. Beevor [141].Также R. Wartenberg [393] замечал, что расположение очага играет решающую роль. П. У. Бразис и соавт. [24] рассматривали вопросы патофизиологии рефлекса: «Волокна афферентной части дуги относятся к типу Ia, они идут в составе нижнечелюстной ветви. Прерывание этой рефлекторной дуги на любом уровне приводит к ослаблению нижнечелюстного рефлекса на стороне поражения, тогда как двусторонние надъядерные поражения приводят к оживлению рефлекса». При двустороннем поражении пирамидных путей рефлекс становится манифестным [17].

A. Janischewsky [241] описал у больного с паркинсонизмом, псевдобульбарным синдромом и псевдоофтальмоплегией «бульдожий» рефлекс, который позже стали сопрягать с поражением лобных долей мозга.

Корнеомандибулярный (корнеоптеригоидный, мигательно-жевательный) рефлекс Зельдера впервые был описан F. von Solder в 1902 году. Необходимо разделять понятия «роговично-подбородочного» и «роговично- нижнечелюстного» рефлексов [101]. В основе возникновения корнеомандибулярного рефлекса лежит повреждение кортико-тригеминального

пути, также рефлекс может быть вызван поражением пирамидного тракта [174, 182, 214, 217]. Корнеомандибулярный рефлекс – полисинаптический рефлекс, с длительным латентным периодом, его наличие указывает на надъядерное повреждение тройничного нерва [227]. Автор отмечал особую диагностическую значимость корнеомандибулярного рефлекса при неврологических обследованиях. P. M. Pullicino и соавт. [359] сообщали, что корнеомандибулярный рефлекс появляется у пациентов с повреждениями, располагающимися в верхних отделах ствола мозга или двусторонними повреждениями мозговой коры.

Группа рефлексов «внелицевые, цервикальные». R. Wartenberg [393, 395] сообщал о новом «рефлексе откидывания головы» (симптом Вартенберга). В справочных изданиях рефлекс представлен как признак двустороннего поражения пирамидных путей.

Среди рефлексов орального автоматизма «экстензорный лябио- цервикальный рефлекс имеет большую диагностическую ценность». В норме лабио-цервикальный (губно-шейный) рефлекс отсутствует, вызывается при обширном двустороннем поражении коры головного мозга, «в особенности ядра двигательного анализатора» [86, c. 95].

В 1931 году М. И. Аствацатуров выявил при болезни Паркинсона новый феномен, отсутствующий в норме и названный им «назо-цервикальным рефлексом». М. Х. Мидианц исследовал и подтвердил существование этого рефлекса, при котором «раздражение обширной рефлекторной зоны головы дает эффективную реакцию в форме сокращения мышц лица и сгибания головы» [86].

Таким образом, изучение аксиальных рефлексов имеет более чем вековую историю. Вопросы распространенности, клинической и диагностической ценности рефлексов служили предметом изучения и дискуссий для многих исследователей. Некоторые авторы указывали на малую ценность патологических рефлексов области лица в неврологической клинике [13, 27, 242, 335, 373, 399].

W. C. Koller и соавт. [318] подчеркивали невысокую клиническую значимость определения примитивных рефлексов у пожилых людей. N. Svatopluk [366] в кратком аналитическом обзоре аксиальных рефлексов, основанном на изучении

литературных данных и собственных наблюдений, напротив, указывал, что оценка рефлексов является самой ценной частью неврологического обследования. Многие исследователи придавали диагностическое значение аксиальным рефлексам при различной неврологической патологии. Однако в публикациях авторов, как правило, сообщались сведения об одном или ограниченном числе сочетаний патологических рефлексов области лица. Фактически не проводилось изучения всей совокупности аксиальных рефлексов и частоты их встречаемости, отсутствовала дифференцированная оценка их клинической и прогностической значимости, а также минимальная совокупность наиболее информативных из них.

1.

<< | >>
Источник: АНОШИНА ЕЛЕНА АЛЕКСЕЕВНА. КЛИНИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ПАТОЛОГИЧЕСКИХ РЕФЛЕКСОВ ОБЛАСТИ ЛИЦА В НЕВРОЛОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ. 2014

Еще по теме 1. 2. Краткая история изучения отдельных патологических рефлексов области лица:

  1. Грипп
  2. Ботулизм
  3. Билет 33. Когнитивно-поведенческое направление в психотерапии.
  4. Когнитивно-поведенческое направление в психотерапии.
  5. ОГЛАВЛЕНИЕ
  6. 1. 2. Краткая история изучения отдельных патологических рефлексов области лица
  7. ИСТЕРИЯ. HYSTERIA.
- Акушерство и гинекология - Анатомия - Андрология - Биология - Болезни уха, горла и носа - Валеология - Ветеринария - Внутренние болезни - Военно-полевая медицина - Восстановительная медицина - Гастроэнтерология и гепатология - Гематология - Геронтология, гериатрия - Гигиена и санэпидконтроль - Дерматология - Диетология - Здравоохранение - Иммунология и аллергология - Интенсивная терапия, анестезиология и реанимация - Инфекционные заболевания - Информационные технологии в медицине - История медицины - Кардиология - Клинические методы диагностики - Кожные и венерические болезни - Комплементарная медицина - Лучевая диагностика, лучевая терапия - Маммология - Медицина катастроф - Медицинская паразитология - Медицинская этика - Медицинские приборы - Медицинское право - Наследственные болезни - Неврология и нейрохирургия - Нефрология - Онкология - Организация системы здравоохранения - Оториноларингология - Офтальмология - Патофизиология - Педиатрия - Приборы медицинского назначения - Психиатрия - Психология - Пульмонология - Стоматология - Судебная медицина - Токсикология - Травматология - Фармакология и фармацевтика - Физиология - Фтизиатрия - Хирургия - Эмбриология и гистология - Эпидемиология -