<<
>>

Проблема умирания

Ориентация только на жизнь оставляет в стороне или в небрежении вопросы смерти. Как часто люди полагают, что важно прожить подольше, сохраняя здоровье, а умереть поскорее, незаметнее, избежав страдания.

И в конечном счете это рассуждение сводиться к тому, что если хорошо прожил, то неважно, как и где ты умрешь. Культ счастья, пропагандируемый в нашей жизни, отстраняет положительный смысл страданий. А он есть, и не зря народная мудрость ценит то счастье, что выстрадано, а не просто “свалилось с неба”. Только у постели умирающего можно понять, как важно лежать не на земле, а на белой простыне, как важен комфорт для изболевшегося тела, как не безразлично быть окруженным близкими, любящими людьми. “Конец - делу венец”, - гласит старая пословица. И действительно, последние мгновения жизни по своему содержанию, по своей ценности, по переживаемому итогу едва ли не самые важные за все существование человека на земле. Процесс ухода очень сложен, и нередко реальной смерти предшествует психологическая. Она складывается из того понятия, которое называется “разрешением на смерть”.

Помимо предчувствий, идущих из подсознания и анализа своих сил, больной оценивает реакцию окружающих. Рядом со сновидениями, когда больные видят умерших родственников, ангелов или знамения, появляются уставшие, озабоченные лица родных, серьезные взгляды медперсонала. Больной прочитывает без слов информацию о близящемся конце. Для него необходимо особое разрешение, согласие родных, персонала, ухаживающего за ним, часто необходимо участие священника. Наконец, больной должен разрешить самому себе умереть. И только тогда, когда актуальным становится понятие чистой совести, прощание становится синонимом прощения. Неоплаченные долги, не отпущенные грехи, не прощенные обиды мешают спокойному уходу. Прошлое возвращается и, становясь настоящим, не разрешает случиться будущему. Порой долгая и тяжелая агония, исполненная психотических переживаний, воплощает эту борьбу за “не так прожитую” жизнь.

Все фазы, вновь и вновь чередуясь, протекают в сознании от вытеснения до депрессии, пока фаза примирения и согласия с судьбой не разрешает борьбу и ставит точку. Конечно же, вышеописанное только схема. Стандартов как в жизни, так и в смерти нет, если человек становится свободен. А он действительно освобождается... Взять хотя бы в качестве примера страх. Всю жизнь мы проводим со страхом. Страх родителей, неодобрения общества, потери работы, социального положения, страх не быть любимым и т. д. В конечном счете все это проявления страха смерти. Но, когда она уже за спиной, когда она уже неотвратима, страх исчезает вместе с надеждой на спасение. И неожиданно для многих является опьяняющее чувство свободы. Свобода от страха может быть сравнима лишь со свободой от страданий, свободой от изношенного тела. Тогда человеческий дух расправляет свои крылья.

Мы хотели бы отметить еще, что понятие “дома” как фактора, стабилизирующего психику, включает в себя понятие близости, контакта между людьми, живущими “под одной крышей”. Можно трактовать стремление “умереть дома” с психоаналитических позиций. Человек зарождается в матке и, завершив жизненный круг, возвращается обратно. Дом как символическая матка обеспечивает безопасность и поддержку при деструктивных процессах.

В этом аспекте у многих пациентов нередко возникает проблема одиночества, которую должен решать хоспис, будучи эквивалентом дома.

«Глубокая ирония человеческого существования в том, что многие из нас только после тяжелой травмы или даже только при близости смерти узнают истинную цель существования и понимают, как нужно жить»

Петр Калиновский

Экстремальная ситуация встречи с любым серьезным заболеванием вызывает к жизни целый ряд психологических реакций: тревогу, страх, тоску, отчаяние. Однако следовало бы очень осторожно подходить ко всему, что переживает пациент. Даже вышеперечисленные явления имеют свою положительную сторону. Тот же страх может нести и мобилизующий, активизирующий компонент. Мы знаем пример одного излечения, объяснением которому мог быть только страх, включивший иммунную систему.

Что чувствует больной, которому поставлен диагноз рака или СПИДа, и что ему приходится менять в привычном образе жизни. «Это трудный период жизни, но Господь любит свое творение и поможет в самое темное время. Если заболевший найдет правильный путь к преодолению трудностей, он почувствует направляющую руку Господа», - пишет врач и священник Петр Калиновский.

Пожалуй, позитивная сторона страдания больше всего выявляется в том, что человек вдруг просыпается от бытовой стереотипии текущей жизни и начинает думать о смысле жизни, ее цели и назначении. Конечно же, вопрос о смысле бытия не может быть разрешен без размышлений о Боге. Альтернатива смерти является не просто надеждой на продление количества жизни, но, прежде всего, ее качества.

Пока человек здоров, он не задумывается о смысле жизни и о смерти. При появлении неизлечимой болезни изменяется восприятие окружающего мира, происходит переоценка ценностей. Вся суета вокруг теперь не имеет никакого значения. Человек задумывается, почему он заболел, анализирует свою жизнь, поведение, отношение к окружающим и ко всему миру. Теперь у него есть время подумать о том, зачем он живет, почему ведет себя не так как надо, что делать дальше, как изменить свое отношение к людям. Надо еще многое

успеть, и часто бывает так, если задумано важное дело, то Господь Бог дает возможность его завершить.

Сначала, конечно, человек не хочет признать, что у него страшная болезнь, убеждает себя, что все не так уж плохо и опасно. Но пройдет немного времени, и обманывать себя он больше не сможет. Диагноз рака или СПИДа это еще полбеды, но диагноз неизлечимого рака и невозможность получить лечение по поводу ВИЧ-инфекции принять намного труднее. «Момент, когда он увидел, что неизбежное касается его самого, лично его, это самый трудный момент во всей жизни. Человека, близкого к вере, это может приблизить к Богу, однако каждый, верующий или неверующий, узнав, что он поражен смертельным недугом, неизбежно и сразу сталкивается с проблемой - что же теперь будет, и что мне делать» (Калиновский П., 2001).

Хуже всего, если больной поддастся панике. Кризис требует разрешения. Нужно принять неизбежное и понять, что теперь придется жить иначе, чем до сих пор.

Прежде всего, нужно спокойно обдумать и решить, что нужно сделать в оставшееся время. А времени осталось не так уж мало. Современная медицина добилась больших успехов. Даже там, где она не нашла излечения от неоперабельного рака, она может обеспечить месяцы и даже годы полноценной активной жизни, часто без каких-либо физических страданий. Можно еще долгое время не умирать, а продолжать жить. Многие больные сумели это понять и сделать последнюю стадию своей жизни не только сносной, а светлой и счастливой. Важно эти последние дни не «умирать от рака», а «жить с раком».

Я часто задумывалась над тем, почему жизнь больных с одной и той же болезнью, имеющих, казалось бы, равные во всех отношениях шансы на выздоровление (пол, возраст, абсолютно одинаковую стадию и картину заболевания, наличие таких же сопутствующих болезней, одинаковое лечение, семейное положение и достаток и т.д.), складывается совсем по-разному. Одни быстро поправляются и активно работают, другие еле волочат ноги в течение многих лет, другие очень быстро умирают. Формулируя свой вопрос, я сама дала на него ответ - у них разная жизнь, болезнь и ее форма абсолютно одна, а жизнь разная. А разница ее определяется не той обстановкой (бытовые условия, питание, деньги или их отсутствие и др.), которая вокруг, а тем как человек воспринимает окружающий мир и как относится к нему и, самое главное, к людям. Многочисленные теории

относительно духовно-нравственной сущности человека, как очень древние, так и современные, подтверждают суждения о том, что именно помыслы и намерения человека определяют все последующие происходящие с ним изменения на физиологическом и физическом уровнях.

Есть люди, которые, описывая свою последнюю болезнь, называет ее «счастливым временем своей жизни». Это может показаться неправдоподобным, но это не выдумка, а правда.

И я встречала таких людей. Многие люди, приближаясь к концу своей земной жизни, говорят о том же. Исчезают все мелкие заботы. Больше нет амбиции, желания славы и богатства. Больше радости дает то, что окружает больного, а больше всего - люди. Перестает огорчать собственная слабость: «Да, я умираю, я больше не хозяин моей судьбы, но есть что-то больше этого, есть вечное. Это уже начало религиозного чувства, и воспринимается оно как счастье». Все стадии терминальной болезни, о которых писалось выше, это постепенное примирение с неизбежным, время роста души. Если человек на правильном пути, он чувствует это, и ему становится легче.

Описанное течение терминальной болезни бывает не у всех. Есть люди, которые ни за что не хотят и не смогут принять близость смерти. Они будут стараться жить полнее и активнее, больше заниматься разными делами, больше развлекаться. Они будут заполнять свое время и мысли чем угодно, лишь бы забыть и не думать о страшном. Однако ни радости, ни облегчения они не достигнут.

Среди терминальных больных есть и такие, которые не видят, не способны видеть и понимать того, что с ними происходит. Они не прячутся, не стараются закрыть глаза и не думать или занять свои мысли чем-нибудь посторонним. Они почти как дети, ничего как будто не видят, не замечают. Чаще всего это молодые люди. Иногда до последнего дня они не замечают явных признаков близкой смерти - страшного исхудания, слабости, наличия опухоли. Они полны надежд и почти уверены, что на следующей неделе их выпишут из больницы, и они вернутся к обычной работе. Они подходят к смерти без душевных страданий, так до конца и, не поняв, что они умирают.

Верующие люди во всем течении терминальной болезни могут видеть помощь Господа человеку в трудное время его жизни. Сама последняя болезнь дает время и призывает подумать о своей душе и прийти к вере. Господь не спасает насильно, против нашей воли, но показывает нам путь к Нему.

В психике тяжелобольного происходят определенные сдвиги, помогающие ему при переходе.

Люди, способные понять, совершают переход спокойно и радостно, неспособные - не видят и, сохраняя надежду до конца, тоже получают облегчение. Сны терминальных больных часто бывают светлыми и радостными. Они могут спать и видеть сны много часов. Очень часто воспринимается с особой радостью красота природы. Иногда появляется чувство общности с природой и со всем миром. Чужие люди вдруг начинают чувствовать симпатию к тяжелобольному, у него появляются новые друзья.

Начиная с того времени, когда больной узнал, что его болезнь неизлечима, ему придется менять многое в своей жизни. Все сразу становится другим. Все приобретает иной смысл, и нет больше энергии и желания что-либо делать. Хочется спрятаться от людей и молча переносить свои страдания и горе. Но так нельзя. Жизнь продолжается, и умирать еще не завтра и не послезавтра. Так или иначе, кризис будет преодолен, и жизнь придется перестраивать по-новому.

Прежде всего, нужно не сдаваться, а продолжать привычную активную деятельность - работу, службу, встречи с людьми, и делать это как можно дольше. Тогда сохранится или вернется и желание что-то делать. Кое в чем придется перестраиваться. Больной теперь в большей степени зависит от других, в первую очередь, от близких ему людей, членов его семьи. Он должен научиться принимать их помощь и услуги. Конечно, следует и дальше участвовать в принятии решений, но нужно иногда уметь принять совет родных и подчиниться, а не упрямствовать. Это не всегда легко, так как именно больному часто хочется доказать другим и себе самому, что он в полном порядке и может во всем обеспечить себя сам.

Важнее всего теперь подумать не о материальном, а о самом себе, направить мысли на духовное и высокое. Это равно относится и к верующим и неверующим. Есть много книг, духовных и светских, прочитать которые не удавалось до сих пор. Хорошие книги могут дать хорошие и часто новые мысли. Большое значение имеет музыка. Мелодичная музыка может принести много радости и способствовать примирению с судьбой.

Нужно встречаться с людьми, продолжать заниматься своими любимыми делами, которые приносили радость и удовлетворение.

Когда смерть ближе, человек ярче и сильнее чувствует природу. Прогулки в парк, лес, на холмы, к морю. Звери и птицы. В природе можно лучше почувствовать Господа в Его творениях, можно и свой близкий уход принять с грустью и надеждой.

Конечно, эти советы не относятся к тому времени, когда сил осталось уже совсем немного. Но пока можно, следует стараться жить наиболее полно. Тогда не будет угнетения, а мысли о самом главном будут сильнее и глубже.

Терминальная болезнь может принести с собой боли и другие трудные симптомы. Но если есть страдание, то дается и мужество перенести его. Рядом есть люди, которые возьмут на себя часть тяжести. Когда разделяется боль, рождается истинная близость. Даже если болей нет, больной может бояться, что они появятся позже. Этого не должно случиться. При правильной медицинской помощи и уходе никаких болей не будет, и любые трудные симптомы будут облегчены. Избавление больного от страдания в эту стадию болезни берет на себя служба паллиативной помощи или хоспис. Если будет бессонница, помогут снотворные средства. Но относиться к ним нужно с осторожностью. Многие православные священники отмечают, что очень важно для человека осуществить переход в иной мир, находясь в полном сознании. Действие многих препаратов одурманивающее, а последняя стадия жизни более важна, чем любая другая. Голову нужно иметь светлой и мысли ясными. До перехода еще остаются дела, есть люди, которые вас любят, еще нужно подумать о Боге и о душе... И молиться.

<< | >>
Источник: Паллиативная помощь и уход при ВИЧ/СПИД. 2006

Еще по теме Проблема умирания:

  1. В чем заключается психологический аспект психосоматической проблемы?
  2. 52. Собственно умирание: терминальные состояния, психология клинической смерти.
  3. Глава II ДЕОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СИМПТОМАТИЧЕСКОЙ ТЕРАПИИ БОЛЬНЫХ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫМИ ОПУХОЛЯМИ
  4. 3.4.6. Проблемы использования медицинского оборудования
  5. Проблема умирания
  6. Проблемы семьи инкурабельного больного
  7. Приложение 2. Умерла создательница теории умирания
  8. Психологическая помощь тяжелобольным
  9. ПРИЛОЖЕНИЕ
  10. Паллиативная медицинская помощь как оппозиция и исключительная альтернатива эвтаназии
  11. Содержание
  12. Паллиативная терапия и радикальная медицина (сравнительный анализ)
  13. Проблемы инкурабельных больных
  14. Хосписная служба: история, проблемы, перспективы
  15. При оценке психического статуса необходимо акцентировать внимание на следующих проблемах больного:
- Акушерство и гинекология - Анатомия - Андрология - Биология - Болезни уха, горла и носа - Валеология - Ветеринария - Внутренние болезни - Военно-полевая медицина - Восстановительная медицина - Гастроэнтерология и гепатология - Гематология - Геронтология, гериатрия - Гигиена и санэпидконтроль - Дерматология - Диетология - Здравоохранение - Иммунология и аллергология - Интенсивная терапия, анестезиология и реанимация - Инфекционные заболевания - Информационные технологии в медицине - История медицины - Кардиология - Клинические методы диагностики - Кожные и венерические болезни - Комплементарная медицина - Лучевая диагностика, лучевая терапия - Маммология - Медицина катастроф - Медицинская паразитология - Медицинская этика - Медицинские приборы - Медицинское право - Наследственные болезни - Неврология и нейрохирургия - Нефрология - Онкология - Организация системы здравоохранения - Оториноларингология - Офтальмология - Патофизиология - Педиатрия - Приборы медицинского назначения - Психиатрия - Психология - Пульмонология - Стоматология - Судебная медицина - Токсикология - Травматология - Фармакология и фармацевтика - Физиология - Фтизиатрия - Хирургия - Эмбриология и гистология - Эпидемиология -