<<
>>

Символ хосписа Проф. Б. С. Братусь

”Пора присоединиться к большинству ”, — говорил Томас Манн на склоне своих лет, подразумевая очевидное, что живущие — лишь малая часть, тогда как большая ушла с поверхности земли.

Прощаясь навсегда, мы тем не менее говорим о разлуке, словно подразумевая встречу. Надо ли говорить, что небо при этом — не разряженный космос, а небо души человеческой, вмещающей, помещающей в себя всю полноту бытия. Итак, первый предельный символ Хосписа — это вознесение, восходящее движение к небу человеческой души.

Следующий символ — соединение земли и неба. Небо Вознесения, — как пишет один проповедник, — может быть неотвлеченным, неабстрактным для нас только тогда, когда мы видим землю Христа, его страдания, когда за этим небом стоят заплевания, заушения, оскорбления, крест. Небо приближается через реальную землю, со всеми её радостями и страданиями. Сколь часто эти две стороны разнесены в нашем восприятии, сознании и жизни. Лишь в редкие моменты мы обращаемся к небу души, но куда чаще жизнь кажется мучительной и бессмысленной, погруженной в страдания, неудачи и промахи. Вознесение — подразумевает соединение земли и неба, преодоление, превращение, преображение земного в небесное, бессмысленного в осмысленное. Хоспис в идеале, пределе своем и замысле призван стремиться соединить землю и небо: преткновения земли и небо человеческой души. Первая в стране книга о хосписах, написанная замечательным врачом и человеком, основателем первого в России хосписа Андреем Владимировичем Гнездиловым, носит название ”Путь на Голгофу ”. В открывающих книгу строках автор пишет, что название это да не покажется читателю претенциозным, ибо страдания и возможное преображение онкологического больного получают истинный смысл и символ в примере Христа, его крестного пути на Г олгофу.

Третий символ, знак, под которым живет Хоспис. Это — Вечность. Вернее — предстояние перед Вечностью.

Все обитатели Хосписа — и пациенты, и персонал предстоят самой Вечности, живут в её свете — особом и ярком, который безошибочно отделяет ложное от истинного. Здесь не нужны хитрые умозаключения и психологические тонкости, в Хосписе всё и всех видно как есть, и никого не обманешь.

Четвертый символ — единение людей. Через хоспис мы видим, чувствуем, переживаем, что все мы братья. Вовсе не потому, что так красиво звучит, а потому что в свете Вечности так оно и есть на самом деле. Философ пишет: ”Если человек дает хотя бы только милостыню, не задаваясь даже в самой отдаленной степени иной целью, кроме того, чтобы уменьшить нужду, давящую другого, это возможно лишь поскольку он познает себя в том печальном образе, следовательно узнает свою собственную сущность в чужом явлении. Делаемое вами является всеобщим ”. И потому не надо спрашивать ”по ком звонит колокол ” — он звонит по тебе. И не надо спрашивать — кто сейчас страдает. Но на месте страдающего мог бы быть и ты. Он сейчас страдает за тебя.

Следующий символ — это, конечно, любовь. Но не тот привычный образ любви-чувства, вспыхивающего и гаснущего по отношению к какому-то предмету, а как тонко определил Андрей Владимирович Гнездилов, любовь-состояние. Состояние как то самое ”небо души ”, о котором говорилось выше. Хоспис — это вместилище любви как состояния. Вполне земное — со стенами, подсобками, кабинетами, палатами. Вполне земное вместилище неземного содержания. Слово ”состояние ” имеет и другие значения — это и богатство, и состав, и соответствие. Любовь — это богатство хосписа, его состав, и это знак его соответствия тому, что он именно хоспис, а не подделка, что это золото, а не то, что только блестит.

Шестой символ — символ служения и жертвы. Вера Васильевна Миллионщикова говорила мне о том, что в Хосписе весьма большая текучесть кадров. И это совершенно понятно, объяснимо. Хоспис требует, вернее сказать, не требует, а просто подразумевает как условие работы такие вещи, которые в обычной жизни встречаются мгновениями, крупицами — любовь как состояние, предстояние вечности, соответствие таинству смерти.

Здесь, повторяю, это норма, ежедневность. Кто может выдержать, принять, вместить это? Люди уходят и мы не можем судить их. Но уходят они особым образом, как уходит альпинист с вершины, унося навсегда образ увиденного. Гегель писал — ”раны духа заживают без рубцов ”. Эти усилия и раны заживут без рубцов, лишь укрепя и расширя духовный мир. Как много здесь требуется и тратится, но как безмерно многое дается. Дается подлинность бытия, понимание истинной цены вещей и еще одно, казалось бы странное в этом контексте, что составляет суть последнего, седьмого символа, о котором я хотел бы сегодня говорить.

Этот последний символ хосписа — жизнь. Звучит, конечно, странно в разговоре об учреждении, где едва ли не каждый день умирают люди. Но подумаем — любой человек живет умирая. Каждый день и час неуклонно приближает к последней черте. Задача человека, умирая — жить. Болезнь по старому определению есть сужение, стеснение свободы, свободы жить. Медицина не знает целей индивидуальной жизни человека, она лишь очищает от завалов, расширяет дорогу, по которой должен идти человек. И каждый шаг ценен и важен, сколько бы их не осталось — десять тысяч, сотня или один. Медицина должна бороться за этот последний шаг всей мощью своего знания и горения, ибо, быть может, именно он необходим, чтобы довести человека до цели и смысла его жизни. Итак, Хоспис существует для жизни, чтобы сделать эту жизнь совершенной и завершенной, готовой, наконец, к тому, к чему она предуготована — к Вознесению и Вечности.

<< | >>
Источник: Паллиативная помощь и уход при ВИЧ/СПИД. 2006

Еще по теме Символ хосписа Проф. Б. С. Братусь:

  1. Символ хосписа Проф. Б. С. Братусь
- Акушерство и гинекология - Анатомия - Андрология - Биология - Болезни уха, горла и носа - Валеология - Ветеринария - Внутренние болезни - Военно-полевая медицина - Восстановительная медицина - Гастроэнтерология и гепатология - Гематология - Геронтология, гериатрия - Гигиена и санэпидконтроль - Дерматология - Диетология - Здравоохранение - Иммунология и аллергология - Интенсивная терапия, анестезиология и реанимация - Инфекционные заболевания - Информационные технологии в медицине - История медицины - Кардиология - Клинические методы диагностики - Кожные и венерические болезни - Комплементарная медицина - Лучевая диагностика, лучевая терапия - Маммология - Медицина катастроф - Медицинская паразитология - Медицинская этика - Медицинские приборы - Медицинское право - Наследственные болезни - Неврология и нейрохирургия - Нефрология - Онкология - Организация системы здравоохранения - Оториноларингология - Офтальмология - Патофизиология - Педиатрия - Приборы медицинского назначения - Психиатрия - Психология - Пульмонология - Стоматология - Судебная медицина - Токсикология - Травматология - Фармакология и фармацевтика - Физиология - Фтизиатрия - Хирургия - Эмбриология и гистология - Эпидемиология -