<<
>>

Модель кластеризованного эндотелия.

Функциональная гетерогенность кластеров ЭК in vitro

Результаты, полученные в ходе анализа параметров роста ЭК, свидетель­ствуют, что клеточные колонии, вырастающие из единичных камбиальных клеток, различаются, по крайней мере, по пролиферативной активности и морфологии в монослое.

По аналогии, можно предположить существование и функциональных различий между ними. Гипотетически, появление в эндотелиальной выстилке участка с более или менее выраженными про-воспалительными или про- атерогенными отклонениями метаболизма могло бы объяснить не только излюбленную топографию атеросклеротических поражений (липидных полос и фиброзных бляшек) в зонах ВПА, но и локальный характер их возникновения и роста.

Целью данного раздела работы была разработка модели кластеризованного эндотелиального монослоя, состоящего из потомков различных клеток- предшественников, и попытка выявления возможных функциональных отклонений в получаемых in vitro клеточных популяциях.

По сравнению с предыдущей частью исследования, посвященной количест­венным изменениям популяции камбиальных ЭК, в этом разделе работы мы сконцентрировали внимание на колониях 1-го типа, формируемых клетками с наибольшим запасом пролиферативного потенциала и сохраняющими морфологи­ческую однородность на протяжении многих генераций. По-видимому, при прочих равных условиях, именно эта клеточная популяция способна формировать наиболее протяженные участки луминальной поверхности сосудов.

6.1. Экспериментальная модель

Для моделирования кластеризованного эндотелия в культуре был использован тот же методический прием, что и при исследовании количественных изменений популяции камбиальных ЭК: посадка с низкой плотностью и дальнейшее культивирование на протяжении 2-3 недель. Поскольку основной задачей данного раздела работы являлось получение конфлуэнтного мозаичного монослоя ЭК, плотность посадки подбиралась таким образом, чтобы на протяжении этого времени отдельные клеточные колонии не только выросли до требуемого размера, но и проконтактировали друг с другом и слились в единый пласт клеток.

Это необходимо для того, чтобы клетки, находящиеся как в центре, так и по периферии колоний

находились в одинаковых условиях, т.е. в состоянии контактного торможения. Другой методический прием, позволяющий добиться условий контактного торможения в условиях немногочисленных отдельно лежащих колоний, заключался в заполнении свободного пространства между ними эндотелием пупочной вены. В этом случае, отдельные кластеры клеток четко выделялись по морфологии на фоне гомогенного пласта эндотелия другого типа.

Даже предварительный анализ клеточных колоний, вырастающих из различных клеток-предшественников при клональной плотности посадки ЭК, свидетельствует об их морфологической неоднородности. Описанное ранее [Ильинская и др., 1996] появление более крупных ЭК, расположенных по периферии колоний, связано, по всей видимости, с отсутствием сформированных контактов между клетками в этих областях: при соприкосновении рядом расположенных колоний и формировании конфлуэнтного монослоя в случае сливного роста подобные клетки исчезают (Рис. 40). Аналогичные результаты (гомогенный характер популяции в пределах колонии) были получены, когда, после образования дискретных колоний, свободное пространство между ними засевалось ЭК пупочной вены. Напротив, наиболее заметными становятся различия в морфологии и размерах клеток, составляющих различные колонии-кластеры. Эго видно на фотографиях, полученных, как с помощью фазово-контрастной микроскопии, так и после импрегнации межклеточных контактов нитратом серебра. В последнем случае, чередование клеточных популяций в культуре близко напоминает кластеризованный монослой ЭК in situ.

Рисунок 40.

Кластеризованный эндотелий аорты взрослого человека в условиях культивирования in vitro.

слева - стадия роста колоний, 10 суток в культуре; справа - фрагмент конфлуэнтного монослоя, сформированного двумя клеточными популяциями (кластерами).

Фазовый контраст; Х250.

6.2. Структурно-функциональные особенности кластеров ЭК

6.2.1. Содержание телец Вейбеля-Паладе и фактора фон Виллебранда

Ранее уже отмечалось, что клетки, формирующие колонии, как первого, так и второго типов, являются эндотелиальными, поскольку содержат специфический маркер эндотелия - фактор фон Виллебранда (ФВ). Однако, в результате анализа препаратов, окрашенных антителами к этому белку, нам удалось показать, что его содержание в клетках, равно как и видимое количество телец Вейбеля-Паладе (ТВП), могут сильно варьировать между отдельными колониями. В кластеризованных монослойных культурах ЭК можно найти практически все возможные варианты: высокое содержание ТВП и ФВ в них; высокое содержание ТВП при относительно слабой их прокраске; незначительное количество ярко окрашенных ТВП (Рис. 41 А,Б) и т.д. Между тем, несмотря на вариабельность этих параметров между отдельными кластерами, внутри клеточных популяций ЭК, как правило, однородны. Наиболее отчетливо это заметно при переходе через границу

Рисунок 41. Гетерогенность кластеров ЭК аорты человека в культуре по

содержанию телец Вейбеля-Паладе и фактора фон Виллебранда.

А и Б - клоны с низким и высоким внутриклеточным содержанием телец Вейбеля- Паладе, соответственно; В - фрагмент культуры, содержащий участок границы между двумя соседними клеточными колониями. Авидин-биотиновая техника;

А, Б-Х400, В-Х200.

между колониями в случае сливного роста (Рис. 41 В). Таким образом, были получены первые результаты, говорящие в пользу существования функциональных различий между клеточными популяциями, возникающими в культуре. Так, варьирующее содержание ФВ в них свидетельствует о неодинаковой синтетической активности и о том, что в ответ на стимуляцию клетки способны ответить выбросом рамичных количеств этого белка, т.е. различаются по про-коагулянтным параметрам [Tanaka, Sueishi, 1993].

6.2.2. Активность в отношении интимальных ГМК

Известно, что ЭК продуцируют как активаторы, так и ингибиторы пролиферативной и синтетической активности ГМК (Di Corletto, Fox, 1988; Ross, 1993; Scott-Burden, Vanhoutte, 1993). С нарушением баланса между компонентами этих двух систем может быть связано и развитие миоинтимального утолщения и образование атеросклеротической бляшки, вследствие синтеза избыточных количеств внеклеточного матрикса. Существующие литературные данные свидетельствуют, что в условиях со-культивирования ЭК способны кардинально изменять активность и направленность метаболизма ГМК (Scott, Merrilees, 1987). Кроме этого, результаты наших собственных исследований подтвердили существование функциональных отклонений в культурах ЭК, полученных из зон с высокой предрасположенностью к атеросклерозу. Поскольку кластеризация ЭК является неотъемлемой характеристикой эндотелия в этих зонах, а активность культур в целом определяется активностью различных субпопуляций эндотелия, нам показалось логичным попытаться выявить возможные различия между популяциями клеток, составляющими отдельные колонии.

Для этого, с помощью модифицированной техники со-культивирования, были исследованы функциональные свойства нескольких десятков морфологически однородных популяций ЭК, полученных в результате клонирования. Результаты одного из серии экспериментов представлены на рисунке 42.

к

123456789 10 Номер клона

Рисунок 42.

Изменение пролиферативной активности интимальных ГМК при со- культивировании с различными клонами ЭК.

По оси абсцисс- порядковый номер клонов;

Как и следовало ожидать, большинство клонов ингибировало включение [3Н]- тимидина в ГМК. Однако, эффект был неодинаков по силе: снижение митотического индекса колебалось от 2 до 45 % по сравнению с контрольным уровнем. Некоторые из исследованных клонов практически не влияли на синтез ДНК, а единичные — не только не ингибировали, но, напротив, стимулировали включение [3Н]-тимидина в ГМК. В настоящий момент, трудно однозначно ответить на вопрос, с чем может быть связан подобный эффект. Между тем, статистическая достоверность полученных данных (каждая культура исследовалась в трех повторах) позволяет подозревать существенные различия в спектре гуморальных факторов, секретируемых отдельными клеточными популяциями.

6.2.3. Гетерогенность экспрессии МКА

Как и в случае окрашивания антителами к фактору фон Виллебранда, эндотелиальные колонии, полученные из различных клеток-предшественников, различались по содержанию Р-селектина, локализованного в тех же клеточных структурах - ТВП. При этом, внутри конфлуэнтных кластеров ЭК, клетки практически не отличались по интенсивности окрашивания, и клеточная популяция выглядела однородной, тогда как различия между различными колониями были столь же очевидными. Среди исследованных культур можно было выявить кластеры, как, практически, негативно окрашенные, так и резко положительные. Количество телец Вейбеля-Паладе и интенсивность их окрашивания в последнем случае были намного выше, чем в ЭК пупочной вены, использованных для заполнения пространства между дискретными колониями.

При выявлении на поверхности клеток других классов МКА была выявлена аналогичная картина. В случае Е-селектина и VCAM-1, основная масса исследованных кластеров в неактивированном состоянии не содержала на своей поверхности этих белков, и лишь единичные ЭК были окрашены положительно. Тем не менее, в составе кластеризованных монослоев нам удалось выявить несколько колоний ЭК, несущих на поверхности некоторое количество Е-селектина и VCAM-1 даже в отсутствие дополнительной активации клеток. Спонтанная экспрессия ICAM- 1 также варьировала между отдельными кластерами. На фоне основной массы ЭК, экспрессирующих низкий базальный уровень ICAM-1, выделялись резко положительные группы клеток. Интенсивность окрашивания клеток в таких, положительных, кластерах была сравнима с интенсивностью, выявляемой в культурах, активированных за 8-12 часов до фиксации невысокими (5-10 ед/мл) дозами интерлейкина-1.

Активация клеток интерлейкином-1 или КС-ГМК вызывала усиление экспрессии всех трех МКА: как Е-селектина, так и ICAM-1 и VCAM-1. Однако различные клеточные популяции сильно различались по силе ответа на один и тот же стимул. В качестве иллюстраций, на рисунках 43, 44 и 45 приведены фрагменты отдельных колоний ЭК и участки монослоя в области контакта граничащих клонов.

Рисунок 43.

Рисунок 44.

Рисунок 45.

Гетерогенность клеточных популяций по экспрессии Е-селектина, VCAM-1 и ICAM-1 в ответ на активацию КС-ГМК.

А и Б - клоны с низкой и высокой экспрессией МК соответственно;

В - границы соседних клонов.

Иммунопероксидазная техника; А, Б - хбОО, В-х250.

Клетки были активированы в течение 12 часов, затем зафиксированы и окрашены с помощью моноклональных антител. В показанных случаях в качестве активатора была использована кондиционированная среда интимальных ГМК, содержащая физиологический коктейль цитокинов. Различия в экспрессии всех трех исследованных МКА на поверхности клеток очевидны.

Высокий уровень экспрессии МКА описан при целом ряде патологических состояний воспалительного генеза, включая ревматоидный артрит, псориаз, хронический периаортит и др. Между тем, МКА могут играть не последнюю роль и в атерогенсзе, обеспечивая избирательное проникновение в сосудистую стенку различных клеточных элементов циркулирующей крови. Исследуя эксперимен­тальный атеросклероз у кроликов, Cybulsky & Gimbrone (1991) описали появление на ЭК, покрывающих участки ранних поражений, "athero-ELAM", являющийся аналогом VCAM-1 у человека. Тремя годами позднее, ELAM-1 и VCAM-1 были выявлены над участками атеросклеротических поражений у кроликов с экспериментальным диабетом [Richardson et al, 1994]. ELAM-1 и ICAM-1 (но не VCAM-1) были обнаружены в эндотелии над липидными полосами и бляшками в коронарных артериях и аорте человека [Wood et al, 1993; Poston et al, 1992]. Сходные данные были получены и при выявлении Р-селектина (GMP-140) на поверхности ЭК, покрывающих бляшки [Johnson-Tidcy et al, 1994]. В то же время, ЭК, позитивно окрашенные на эти МКА, за исключением постоянно экспрессируемого эндотелием в небольших количествах ICAM-1, практически не встречались в участках неизмененной интимы в сосудах, как животных, так и человека. Таким образом, если повышенную экспрессию МКА эндотелием над уже существующими интимальными инфильтратами и атеросклеротическими поражениями можно считать доказанной, то вопрос о возможных причинах появления и существования в эндотелиальной выстилке измененных участков остается открытым. Ни один из авторов не высказался в пользу инициирования адгезии и миграции клеток крови эндотелием.

Между тем, полученные нами экспериментальные данные говорят о том, что фрагменты (кластеры) эндотелиального монослоя с измененными функциональными параметрами реально существуют, по крайней мере, в культуре клеток in vitro. Это справедливо, как в отношении экспрессируемых ими различных классов МКА, так и в отношении межклеточных взаимодействий с сосудистыми ГМК. Экстраполировав результаты экспериментов на реальную сосудистую стенку, с высокой степенью вероятности можно предполагать существование подобных измененных кластеров и in vivo.

6.2.4. Синтез и депонирование внеклеточного матрикса

Процессы адгезии и миграции клеток крови связаны с взаимодействием различных классов молекул клеточной адгезии на поверхности эндотелиальных клеток (ЭК) с соответствующими рецепторами на поверхности лейкоцитов и в настоящее время изучены достаточно детально. Между тем, вопрос о том, что же все-таки удерживает в субэндотелиальном пространстве попавшие туда зрелые клеточные элементы и способствует пролиферации низкодифференцированных форм, остается открытым.

Анализ литературных данных позволяет предположить, что накоплению, активации и пролиферации клеток гематогенного происхождения в субэндотелиальном слое интимы могут способствовать некоторые компоненты внеклеточного матрикса (ВКМ), причем одним из наиболее вероятных претендентов на эту роль является тромбоспондин (ТСП). Основанием для этого являются следующие факты. ТСП активно синтезируется и секретируется ЭК in vitro [Lawler, 1986; Mosher, 1982]. В ряде случаев этот белок выявляется в составе ВКМ in situ, в том числе, в атеросклеротических поражениях [Raugi, 1987, 1990; Ross, 1986]. ТСП не только является прекрасным хемоаттрактантом для различных типов клеток крови [Mansfield, 1993; Yabkowitz, 1993; Suchard, 1991], их низкодифференци­рованных форм и КОЕ [Long, 1990], но и способен активировать некоторые типы гематогенных клеток и потенцировать действие на них ростовых факторов [Mansfield, 1990; Long, 1990; Dri, 1991]. Еще одним интересным свойством ТСП является его способность взаимодействовать с латентной (неактивной) формой трансформирующего ростового фактора-бета (TGF-p), синтезируемой в интиме большинством резидентных и мигрировавших из крови клеточных элементов. Освобождающаяся в результате этого взаимодействия активная форма TGF-p может воздействовать на интимальные гладкомышечные клетки, провоцировать секрецию ими избыточного количества различных компонентов ВКМ, в том числе, коллагена и способствовать развитию атеросклеротического поражения. Таким образом, существование в эндотелиальной выстилке популяций ЭК, способных не столько синтезировать и секретировать, сколько депонировать ТСП в составе ВКМ, могло бы прояснить еще один аспект межклеточных взаимодействий в сосудистой стенке.

О способности ЭК синтезировать фибронектин свидетельствовало специфическое окрашивание эндоплазмы клеток, наиболее яркое в области пластинчатого комплекса Гольджи. Внеклеточный матрикс положительно окрашивался на фибронектин практически во всех участках монослоя. Поскольку

использованный метод окрашивания является лишь полуколичественным, однозначно судить о различиях в синтетической активности ЭК различных популяций было затруднительно. Распределение фибронектина в составе ВКМ было также достаточно однородным. В большинстве случаев наблюдалось гомогенное распределение фибронектина по поверхности культурального пластика, покрытого клетками. При значительных увеличениях микроскопа (объектив 40Х или 100Х с иммерсией) была видна тонкая сеть сложно переплетенных волокнистых структур и участков аморфных отложений с незначительными видимыми промежутками между ними. Анализ препаратов не позволил выявить существенных различий в распределении фибронектина как между центральными и периферическими участками клеточных колоний, так и между популяциями ЭК, возникшими из разных материнских клеток.

Хотя фибронектин и является одним из мажорных компонентов ВКМ культивируемых ЭК, степень организованности и свойства этого матрикса определяются, по всей видимости, другими составляющими. Известно, что многие цитокины и ростовые факторы, синтезируемые интимальными клетками, а также компоненты плазмы циркулирующей крови способны сорбироваться на стромальных элементах сосудистой стенки. Поэтому, была предпринята попытка выявить сорбцию на ВКМ культивируемых ЭК одного из активно ими же секретируемого компонента - ФВ. Для этого клеточные культуры были окрашены с использованием поликлональных антител к ФВ человека после дополнительной обработки фиксированных препаратов "кондиционирующим реагентом" (conditioning reagent), входящим в набор HistoScan. Для повышения чувствительности метода, концентрация антител была увеличена с 1:5000 (для выявления этого белка в составе ТВП) до 1:1000. В качестве "негативного контроля" неспецифического связывания антител была использована культура ГМК.

Полученные результаты превзошли все ожидания: распределение ФВ в ряде случаев не только повторило форму ВКМ, описанную для фибронектина, но и позволило визуализировать другие структуры. Так, более 50 % клеточных колоний содержали в составе ВКМ хорошо организованную фибриллярную сеть, состоящую из тяжей различной длины и толщины. Наиболее типичные формы ВКМ представлены на рисунке 46. В некоторых случаях подобные образования имели протяженность, во много раз превышающую размеры отдельных ЭК, что позволяет рассматривать их, как результат совместной деятельности большого числа клеток. Кроме этого, в отличие от фибронектина, структура ВКМ резко различалась в клеточных колониях, выросших из различных материнских клеток. Следует также

отметить, что матрикс единичных клонов (положительно окрашиваемый на фибронектин) не обладал способностью сорбировать фактор фон Виллебранда.

Рисунок 46. Структуры внеклеточного матрикса, выявляемые с помощью антител к фактору фон Виллебранда (околоядерное окрашивание соответствует внутриклеточной локализации).

А, Б и В — соответственно, "аморфный", умеренно и сильно структурированный матрикс; х 150; Г - граница двух клонов ЭК синтезирующих матрикс различной степени организованности; х500.

Результаты окрашивания параллельных клеточных культур моноклональ-ными антителами к ТСП показали, что все без исключения ЭК способны синтезировать данный белок. Об этом свидетельствовало отложение продуктов реакции в центральной области клеток и участках цитоплазмы, соответствующих расположению пластинчатого комплекса (Рис. 47 А). Однако, ТСП не был выявлен в составе ВКМ подавляющего большинства колоний. Лишь единичные клоны, 8-10 из нескольких сотен, вырастающих на чашке Петри диаметром 35 мм, обладали способностью депонировать ТСП в состав ВКМ, При этом, положительно окрашенные фрагменты ВКМ формировали структуры, аналогичные обнаруженным при изучении сорбции ФВ. Их количество варьировало от единичных отдельно

расположенных фибрилл до густой сети интенсивно окрашенных тяжей различной протяженности (Рис. 47 В,Г). Аморфного депонирования ТСП не было обнаружено ни на одном из препаратов. При использовании двойного окрашивания на ТСП и фибронектин нами не было выявлено какой-либо корреляции между распределением этих белков в составе матрикса клеток. Интимальные гладкомышечные клетки, использованные в ряде экспериментов, также положительно окрашивались на внутриклеточный ТСП (Рис. 47 Б), но ни в одном из случаев не обладали способностью депонировать его в составе матрикса, независимо от плотности культуры.

Рисунок 47. Синтез и депонирование в состав внеклеточного матрикса

тромбоспондина в культуре эндотелиальных и гладкомышечных клеток аорты человека.

A, Б - внутриклеточная локализация ТСП в ЭК и ГМК, соответственно;

B, Г - выявление ТСП в составе внеклеточного матрикса, синтезируемого различными популяциями ЭК; Д - граница клонов ЭК, различающихся по включению ТСП в состав внеклеточного матрикса.

Иммунопероксидазная техника, А-Г Х400, Д Х200.

Таким образом, данное исследование подтвердило, что популяции ЭК, возникающие путем клонального роста из независимых материнских клеток, способны in vitro формировать ВКМ, различающийся по степени организованности и белковому составу. Крайне интересным представляется следующее наблюдение: все ЭК синтезируют и формируют под собой ВКМ, высокоаффинный для компонентов плазмы (в данном случае - фактора фон Виллебранда); все из них синтезируют (и секретируют) ТСП; около половины клеток способны формировать характерный структурированный матрикс, но лишь единичные популяции (менее 1% от общего числа колоний) способны включать этот белок в состав формируемой ими базальной мембраны.

В предыдущих разделах работы было показано, что популяции ЭК, возникающие in vitro путем клонального роста из различных материнских (камбиальных) клеток различаются по ряду морфо-функциональных параметров. К их числу относятся морфология и пролиферативная активность клеток, спонтанная и индуцированная цитокинами экспрессия белков клеточной адгезии и адгезивность для клеток периферической крови, способность влиять на пролиферацию интимальных гладкомышечных клеток в условиях совместного культивирования и некоторые другие параметры метаболизма. С одной стороны, существованием подобных популяций in vivo можно объяснить возникновение так называемого кластеризованного эндотелия, сформированного четко отграниченными группами клеток (кластерами). Именно кластеризация эндотелия, развивающаяся параллельно с накоплением крупных и гигантских многоядерных ЭК в зонах с высокой предрасположенностью к атеросклерозу (ВПА), в настоящее время рассматривается, как наиболее вероятное до-атеросклеротическое изменение эндотелиального пласта. С другой стороны, развитию видимых атеросклеротических поражений в зонах ВПА сопутствует значительное падение пролиферативной активности суммарной популяции ЭК; резко снижается и относительное содержание камбиальных клеток. Обычно, размеры кластеров ЭК в аорте человека in situ колеблются от долей до десятков квадратных миллиметров. Подобные и даже значительно превосходящие площади монослоя могут быть успешно покрыты потомками отдельных камбиальных ЭК, что подтверждено результатами длительного культивирования. Соответственно, при возникновении в силу пока неизвестных причин устойчивого функционального отклонения в одной из камбиальных клеток сформируется ограниченная популяция (кластер) с нарушенной функциональной активностью. Иными словами, возникнет локальный очаг воспалительной или атеросклеротической модификации сосудистой стенки, сила и направленность

которой будут зависеть, а) от размера кластера, б) выраженности функционального отклонения или их совокупности, в) последствий, которые данные отклонения могут спровоцировать, и г) существования компенсаторных механизмов.

Ббльшую часть морфо-функциональных различий между отдельными клеточными популяциями, выявленных в ходе проведенных исследований, можно, по-видимому, охарактеризовать лишь как вариабельность по какому-либо параметру метаболизма (как, например, в случае неодинаковой экспрессии белков клеточной адгезии в ответ на один и тот же стимул). Вероятность выявления подобных отклонений слишком высока, к тому же эти изменения вряд ли способны сами по себе запустить каскад последующих событий. Скорее всего, их правильнее рассматривать как некий базальный уровень, на фоне которого эти события способны более или менее успешно развиваться. В этой связи, наибольший интерес могут представлять изменения редкие по частоте выявления, но затрагивающие одновременно многие аспекты межклеточных взаимодействий.

Таким образом, полученные экспериментальные результаты впервые позволяют вплотную подойти к решению вопроса, являющегося своеобразным камнем преткновения существующих теорий атерогенеза, - объяснению преимущественной топографии и локальности возникновения и развития атеросклеротических поражений в сосудах человека.

7.

<< | >>
Источник: РОМАНОВ Юрий Аскольдович. СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЭНДОТЕЛИЯ ЧЕЛОВЕКА В НОРМЕ И ПРИ АТЕРОСКЛЕРОЗЕ. Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук. Москва - 2003 г. 2003

Скачать оригинал источника

Еще по теме Модель кластеризованного эндотелия.:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Модель кластеризованного эндотелия.
  4. выводы
- Акушерство и гинекология - Анатомия - Андрология - Биология - Болезни уха, горла и носа - Валеология - Ветеринария - Внутренние болезни - Военно-полевая медицина - Восстановительная медицина - Гастроэнтерология и гепатология - Гематология - Геронтология, гериатрия - Гигиена и санэпидконтроль - Дерматология - Диетология - Здравоохранение - Иммунология и аллергология - Интенсивная терапия, анестезиология и реанимация - Инфекционные заболевания - Информационные технологии в медицине - История медицины - Кардиология - Клинические методы диагностики - Кожные и венерические болезни - Комплементарная медицина - Лучевая диагностика, лучевая терапия - Маммология - Медицина катастроф - Медицинская паразитология - Медицинская этика - Медицинские приборы - Медицинское право - Наследственные болезни - Неврология и нейрохирургия - Нефрология - Онкология - Организация системы здравоохранения - Оториноларингология - Офтальмология - Патофизиология - Педиатрия - Приборы медицинского назначения - Психиатрия - Психология - Пульмонология - Стоматология - Судебная медицина - Токсикология - Травматология - Фармакология и фармацевтика - Физиология - Фтизиатрия - Хирургия - Эмбриология и гистология - Эпидемиология -